Атомизация общества (в дополнение к докладу об эскапизме)

АТОМИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА
В дополнение к докладу об эскапизме

В докладе об эскапизме, в качестве эпилога, прозвучал призыв: при агитации не игнорировать капиталистическую надстройку и, анализируя ее, докапываться до базиса, тем самым увеличивая пропагандистский эффект. Вот здесь нужно подробное разъяснение. Я не призывал заимствовать у масскульта, наоборот, имелось в виду что всякое заимствование его элементов приведет к обратному эффекту.

Спойлер

Еще здесь стоит сказать, что эскапизм, при всех своих масштабах, является только лишь частью одного огромного процесса или явления, под названием «атомизация общества», т.е. его разделения (через отвлечение, как пример), фрагментации. Атомизация, как и эскапизм, является специфической для современного капитализма особенностью, т.е. чертой, проявляющейся только лишь на определенной стадии его развития. Но субъективный фактор, конечно же, тоже имеется – буржуазия не слепа и прекрасно видит множество плюсов для себя. Как и всегда, суть явления кроется в самом характере мировой капиталистической системы.

Буржуазия, так или иначе, заинтересована в том, чтобы затушить и скрыть классовые антагонизмы для сохранения своего господства, но способы этого отличаются друг от друга достаточно сильно и проявляются они, во-первых, по мере развития капиталистической системы, создающей для этого объективные условия, во-вторых, в зависимости от состояния формации. В качестве примера можно привести фашизм. Фашизм является прямой, ничем не скрытой, террористической диктатурой буржуазии (наиболее реакционных ее элементов), т.н. корпоративное государство, государство классового «мира». Сам фашизм был реакцией мирового капитала на свершившуюся социалистическую революцию в Р.И. Капиталу стало очевидно, что если ничего не предпринимать, то он рискует потерять вообще все что у него есть. Для предотвращения революции, классовые антагонизмы необходимо было скрыть, например, связав всех «кровью» - одной нацией, с вытекающими отсюда одним фюрером. И одной, не прикрытой ничем, диктатурой. Это важный момент, потому что фашизм, по своей сути, реакционен, он выступает в ответ на прогрессивные изменения, являясь своеобразным иммунным ответом капитализма. Фашизм, будучи реакцией капитала, не мог появиться в докапиталистических формациях (также как и само понятие нации). То есть сама капиталистическая формация, особенно в момент своего кризиса, или испуга буржуазии перед прогрессом, сама по себе является объективным условием для вызревания фашизма. Фашизм это последняя линия обороны капитализма.

Если есть и последняя линия, то должна быть и первая и ею выступает атомизация, то есть разделение (тогда как при фашизма наоборот – мнимое единство). Принцип «разделяй и властвуй» - золотыми буквами внесенное в скрижали истории Древним Римом, действует и сегодня. Разделение, прошу заметить, не «русских людей» друг от друга, как утверждают сегодня некоторые фашиствующие и охранительствующие господа, а разделение внутри угнетенных классов. Эта своеобразная подушка безопасности для буржуазии тем и отличается от фашизма, что не является реакцией и зачастую даже наоборот – преподносится как сущий прогресс и торжество идеалов буржуазной демократии. Атомизация общества, как и фашизм, зародилась лишь на определенной стадии развития капитализма, появившись в строго определенный исторический момент. Без идеальной на то «политической оболочки» - буржуазной представительской демократии (тоже появившейся в определенный момент, вместе с развитием самой формации) технология атомизации не имела бы смысла. Идеал буржуазной представительской демократии состоит в свободных выборах, якобы отражающих чаяния угнетенных классов. Ленин писал по этому поводу: «Всевластие “богатства” потому вернее при демократической республике, что оно не зависит от плохой политической оболочки капитализма. Демократическая республика есть наилучшая возможная политическая оболочка капитализма и потому капитал, овладев (…) этой наилучшей оболочкой, обосновывает свою власть настолько надежно, настолько верно, что никакая смена ни лиц, ни учреждений, ни партий в буржуазно-демократической республике не колеблет этой власти».

Именно подобная оболочка является для капитала идеальной, потому что скрывает эксплуатацию и угнетение, открывает широкий простор для манипуляций и оболванивания, для атомизации общества. Это обычное для капитализма состояние относительного «покоя», когда в реакционной прямой диктатуре нет необходимости. Базис - анархия производства, хаотичность общественного хозяйства, не может не породить анархию и в своей надстройке, но без необходимой на то «политической оболочки» и при отсутствии технических средств, заметно раздробить угнетенные классы не получится. Само бытие заставляет пролетариат восставать и осознавать свою роль в историческом процессе, тут достаточно вспомнить условия жизни и работы пролетариата 19 в, предпосылки революций.

Собственно, капитализм и пришел к тому, что пролетариат необходимо частично либо купить, либо оболванить. В докладе, посвященному эскапизму, уже упоминалось, что с развитием средств массовой коммуникаций в середине XX века, появилась массовая культура, обслуживающая примитивные желания все более и более атомизирующегося общества. Массовой культуре, будучи насквозь коммерциализованной, удалось сломить все моральные и нравственные барьеры, мешающие извлекать из продажи примитива прибыль. Так, в 1967 г. Голливуд, отказался от т.н. кодекса Хейса, запрещавшего ранее показ в кино сцен с употреблением наркотиков, нецензурных слов, эротических сцен и т.д. На это часто любят обращать внимание морализаторы из числа оппортунистов или даже откровенных нацистов, но они в лоб не видят того, что процесс этот был обусловлен объективными условиями развития капитализма. Как не призывай к морали, но капитал все равно возьмет свое, если будут для этого условия, сулящие ему большие барыши. До отмены этого кодекса, еще можно было говорить о существовании одной большой культуры, основанной на пуританстве и строгой нравственности (что нисколько не удивительно – именно пуритане с начала 17 века массово переселялись в Америку). Победу массовой культуры в ее современном понимании, можно отсчитывать именно с 1967 г, когда произошел отказ от единой системы ценностей и упор на обслуживание интересов небольших группок. Сегодня масскульт и обслуживает различные «фанатские базы», т.е. достаточно обособленные друг от друга, а то и друг другу противостоящие, небольшие группы. Это и есть подлинный «тоталитаризм» - термин, при всей своей ненаучности, идеально описывающий тотальную коммерциализированность во всех аспектах бытия каждого индивида. Капитал проник везде где смог, даже в интимную сферу. Идеал для капитализма это атомизированный гедонист, абсолютный эгоист во всем, мерящий свое счастье в количестве потребляемого. Даже наука принимает манипулятивный характер. Так, появилась когнитивная психология, наработки которой активно принимаются в сфере рекламы и агрессивной пропаганды.

Только при полной победе масскульта, могли зародиться различные субкультуры – небольшие культурки, сообщества между такими же культурками, со своими идеалами, взглядами, политическими предпочтениями и различными предметами потребления. Некоторые из них являются бунтарскими, противопоставляющими себя системе, но на деле весь бунт носит формальный характер. Что характерно, полностью, безо всяких исключений, в субкультуру превратились анархисты (сказалась нелепая и глупая тактика прямого действия, ни на грамм не поменявшаяся более чем за 100 лет), являющиеся, ко всему прочему, костяком движения антиглобалистов. Вот в чем одна из причин полного провала антиглобалистского движения. Они поражены массовой культурой не в меньшей степени, чем «обыватели», против которых они себя частенько противопоставляют, разнятся лишь предметы потребления (бунтарская символика, просмотр соответствующих х/ф и проч). Такое противопоставление, основанное не на классовой принадлежности, а по признаку «бунтарь – обыватель», ведет либо в обычную тусовку, где тусуются такие «бунтари» и больше ничего не делают (кроме потребления символики протеста), либо к мелкобуржуазной тактике прямого действия. Стоит ли говорить о том, что капитализм это использует в своих интересах? Достаточно вспомнить современный феномен цветных революций, который был бы немыслим без атомизации, раздробления и обособленности индивидов друг от друга. Цветная «революция» это, по большому счету и не революция. Революция это смена формации на более прогрессивную, качественное изменение. Цветные же революционеры разве что используют символику, знаки революции, иногда даже формально объявляя войну олигархии и буржуазии, но цели сменить формацию у них никогда нет. Атомизированное общество не имеет системности, ни в познании, ни даже в четкой приверженности каким-либо идеям, оно расколото на множество групп, где у каждой своя правда и своя истина. Только вот истина не может являться таким расколотым зеркалом, она в самой своей сути может быть только одна. Именно поэтому, как на Майдане, так и на Болотной в 2011-12 гг. можно было встретить как откровенных нацистов, так и левых всех сортов по соседству с ними – у каждого же своя собственная правда, а стоят против одного «Януковича» (формально еще против олигархов, а на место Януковича можно поставить кого угодно другого). Всякая цветная революция и является таким вот нагромождением отдельных субкультур, отдельных «сот» разбитого на такие «соты» общества, повинующихся своим господам – олигархам.

Атомизированное общество - общество глупцов. Столь нелюбимые народом эксперименты в сфере образования вызывают шквал критики и недовольства, однако сами критикующие зачастую не могут сформулировать суть своих претензий. Жалующиеся на «неэффективность» работы минобра страшно ошибаются – министры как раз-таки работают крайне эффективно, ведь их истинная задача - это угробить российское образование окончательно. По выражению быв. министра Фурсенко – «нам нужен квалифицированный потребитель», вот идеальный человек для буржуазии. Качество образования неуклонно снижается, начинает процветать магическое мышление: суеверия, религия, религиозные секты, которые именуются в буржуазной науке НРД – новыми религиозными движениями. НРД - Нейтральный термин, который не способен никого обидеть, в атомизированном обществе никого обижать нельзя – правда ведь у каждого своя. У пролетариата своя правда, у буржуазии своя, давайте лучше жить обособленно друг от друга и уважительно друг к другу относиться. В науке процветает позитивизм. Магическое мышление или, в более широком смысле, идеализм – это та кровь, которая циркулирует в венах подобного общества-организма. Он подпитывает все отдельные ячейки, отрывает от реальности, отвлекает от настоящих путей решения проблем. Идеализм необходим объективно. Атомизированное общество идеалистов это когда от жертв грабежа требуют уважения к грабителю, либо толерантного к нему отношения. Столь распространенная в странах первого мира идеология толерантности, является следствием все той же атомизации. Толерантность – это идеалистическая смазка для механизма, без которого он будет периодически сбоить. Это своеобразное «мыло», скрывающее неприглядное капиталистическое «окно». Именно на толерантности настаивают современные левые первого мира, защищая меньшинства любого рода и пола, отвлекающие внимание от классовых антагонизмов, за что получили от «правых» довольно язвительную кличку SJW (Social Justice Warrior – войны социальной справедливости). «Социальная справедливость», в данном случае, это справедливость не для подавляющего большинства трудящихся, а для различных меньшинств. Вообще говоря, для буржуазии нет лучшего пугала и более надежного инструмента для дискредитации марксизма, чем западные субкультурные псевдолевые! Досадно, что именно им подражают наши «SJW», причем наиболее провальному. В качестве примера можно привести снискавший относительную популярность у нас феминизм «третьей волны».

Такие левые априори не смогут стать никаким движением, ведь движение предполагает какое-то объединение, какую-то системность. Такой системностью, таким единством, у левых может быть только классовая борьба, а не никакой не феминизм или защита прав любителей животных. Классовая борьба предполагает объединение, концентрацию сил, единое движение. В сегодняшних условиях, при общественной атомизации и разрозненности, только строгий научный марксизм, вскрывающий причины и следствия, может являться фундаментом любого подобного объединения. Уроки цветных революций состоят в том, что современного левого движения как такового не существует, имеется только лишь левая субкультура, использующая тактику мелкобуржуазного протеста (акции прямого действия), не знакомая с теорией масса, из-за своей неграмотности готовая сотрудничать даже с фашистами. Ленин писал: «За границей еще слишком недостаточно знают, что большевизм вырос, сложился и закалился в долголетней борьбе против мелкобуржуазной революционности которая смахивает на анархизм или кое-что от него заимствует, которая отступает в чем бы то ни было существенном от условий и потребностей выдержанной пролетарской классовой борьбы.» Идеал для таких левых – буржуазная представительная демократия, они ожидают от нее большего чем она способна дать. Атомизированы также те, чья роль является главной для социалистической революции – пролетариат. Современный пролетарий не может осознать себя таковым, из-за этого он не способен осознать себя как представителя этого класса. Оглушающее воздействие массовой культуры, усталость наемных рабочих, нежелание что-либо менять и даже задумываться над причинами своего собственного положения – такова проблема, при том, что единого левого фронта на сегодняшний день нет и левые точно так же этому подвержены. Это косвенно подтверждается и данными опроса ВЦИОМ, по результатам которого выяснилось, что 82% россиян предпочитает смотреть комедии. Анестезия для сердца и мозгов успешно работает. Если говорить в целом, то работа с массами, рабочими коллективами, сейчас никуда не приведет, покуда для этого нет твердого фундамента. Левым необходимо, выпрыгнув из рамок субкультуры и отбросив в сторону масскульт, состояться сперва самим как движение. Пока что это движение без самого движения, за которым никто и не пойдет. Более вероятно то, что при отсутствии левого движения как такового, увеличится активность правой реакции, у которых есть и отлаженная организационная работа и симпатии некоторой части того же пролетариата, помощь от буржуазной власти. Левым придется действовать в этих тяжелых условиях, поэтому никакое вихляние и подмигивание образам масскульта здесь ничего не решит, это пустая трата времени. Атомизация служит надежной опорой для фашистов, это есть перманентная подготовка к фашизму.

Атомизация и фашизация капиталистического общества – это две стороны одной медали, две различные технологии контроля и обуздания со стороны системы.

Отпор фашистам могут дать только консолидированные массы трудящихся, объединенные левые (чье объединение строится как раз-таки на науке). Разрозненная масса отдельных эгоистичных «атомов» никогда не сможет остановить никакой фашизм. В России же все идет именно к установлению фашистского режима. Отсюда и все эти бесконечные эксперименты по «прощупыванию настроений» в народе – доска Маннергейму, памятник Колчаку. Практика показала, что население, в основной своей массе, не готово мириться с существованием памятных досок и памятников откровенной сволочи. Буржуазия же сделает определенные выводы и в будущем может использовать хоть православного фундаменталиста Флоренского, хоть самого И.В. Сталина (которому народ симпатизирует, не принимая капитализм). У левых, по сути, оторвали даже отдельных личностей-представителей этого движения, крепко живущих в народной памяти, поэтому опираться в борьбе на личности, которые частично впитал в себя капитализм, превратив в продаваемый брэнд, не нужно. Это, однако, не означает, что их нужно отдавать капиталу, наоборот, нужно оторвать их и от масскульта и от капитализма, нацелить пропаганду в том числе и на это. А такое немыслимо без критики, основанной на анализе культурной надстройки капитализма и его базиса.

Именно поэтому, бессмысленно и даже вредно заимствовать образы массовой культуры в агитационных целях, потому что, во-первых, главной задачей на данный момент является привлечение тех немногих, кто способен самостоятельно бороться с наркотизирующей надстройкой, способен на теоретическое осмысление и анализ надстройки и базиса, в конце концов на создание кружка по изучению теории. Во-вторых, такая агитация и пропаганда моментально превращается в контрагитацию и контрпропаганду, как только начинает заимствовать элементы у масскульта, она становится его частью. Массовая культура это комерциализированная посредственность, задача которой – отвлекать, а не заставлять думать и анализировать. Это буржуазная игра по буржуазным правилам, культура буржуазии. Памятуя о печальном опыте западных левых, не стоит перенимать то, что совершенно не работает (а точнее сказать – не соответствует целям и задачам, у субкультурных левых что у нас, что на западе, цель отнюдь не в социалистической революции).

Это именно мировая буржуазия и стремится создать таких левых у нас в виде послушных марионеток для проведения цветных революций. Такие отечественные «SJW», руководствуясь своим мещанством и глупостью, являясь «сотой» (созданной для создания все новых сот), на полном серьезе рассуждают о позитивизме и призывают не быть «догматиками». Догматизм это и есть научная картина мира, именно это у них и подразумевается под догмами. Сами того не ведая, против науки они и сражаются, не давая левому движению вообще у нас возникнуть. Этим же пользуется и наша национал-буржуазия, подкармливая откровенных привластных оппортунистов, используя те же образы масскульта.

Масскульт можно использовать только для анализа надстройки и ее препарирования, примерно как на столе у патологоанатома, вскрывая тушку, докапываться до базиса, чтобы установить причину смерти. Именно смерти, потому что современный масскульт это этакий живой труп культуры, внутри него не создается ничего прогрессивного и даже нового, используются одни и те же образы, столь милые сердцу представителям различных «сот» атомизированного общества. Призывы же «осовременить» марксизм, сделать его более привлекательным, не верны в самой своей сути – марксизм не телесериал и не страницы комикса-раскраски. Попытки его «осовременить» или «творчески развить» обычно ведут к выхолащиванию его революционного содержания, т.е. критикуется именно его научный подход. Марксизм тем и силен, что он строг в своей научности и всеохватности.

Не привлекать к марксизму, используя образы масскульта, а наоборот – вырывать людей из масскульта, препарируя марксизмом надстройку как острым скальпелем, докапываться до сути явления и сделать его, тем самым, видимым, заметным даже затуманенному опиумом глазу.

Но все же, главная задача на сегодня - привлечение тех, кто идет против уже сейчас, пытается самостоятельно вырваться из собственной «соты» и связаться с какими-то близкими по духу «атомами». Именно здесь заимствование у масскульта и навредит, приведет к обратному эффекту, отпугнет своей легкомысленностью. Только холодный скальпель строгой науки и никаких комиксов-раскрасок.

Что вы думаете о “фашизме на экспорт” от Попова?

Я не согласен с таким понятием, надуманное оно, и, более того, приводит к неправильным выводам и практическим действиям, как, например, поддержка Поповым и партией РПР Правительства РФ в империалистической войне в Сирии, где РФ в первую очередь отстаивает интересы Газпрома, а потом уже всё остальное, как, допустим, защита Асада и борьба с террористами.

В общем-то это явление имеет место быть, но тут мне кажется все несколько глубже. Надо разъяснить. Бесспорно, что многие ультраправые объединения находились и находятся под контролем американских спецслужб (выполняющих буржуазные прихоти). Проект “Гладио” создавался еще в середине XX века, как раз для борьбы с коммунизмом, причем для работы привлекались бывшие нацисты, сбежавшие в США. Например, в Италии (по названию местной нацистской ячейки и было дано имя проекту) ультраправые террористы организовывали убийства полиции и мирных жителей, для последующего обвинения в этом членов красных бригад.

Спойлер

Про это есть неплохая книга, написанная Дэниэлем Гансером “Секретные армии НАТО”. Ультраправые это церберы капитала, так или иначе присутствующие в любой капиталистической стране, поэтому мировая буржуазия использует их в своих интересах. Причем, что “родная” буржуазия, что “неродная”. Используя дальнобойщиков и нацистские организации, может запросто поставить вместо дерзкого Альенде какого-нибудь Пиночета, который под ура-патриотическую риторику и в защиту “главной ценности дарованной богом” - частной собственности, будет распродавать народное добро транснациональным корпорациям. Фашисты это очень надежный и проверенный временем инструмент, при этом там слились в одном экстазе и неолиберализм и фашизм (жесткая диктатура и одновременно неолиберальная экономическая политика, т.е. попросту распродажа). Например, у того же Пиночета были экономические советники, представители Чикагской экономической школы. Неолиберальная экономика всегда проводилась путем “шоковой терапии” вот в таких странах - жертвах цветной революции или, кстати говоря, контрреволюции (как у нас).

А вот что касается профессора Попова то, как правильно заметил выше Марк, он пытается надеть священный колпак борьбы с фашизмом на наши ВКС в Сирии. Которые воюют не столько против исламских фундаменталистов, а сколько за интересы наших “национал-буржуев”. Поэтому, говоря о фашизме на экспорт, надо одновременно напоминать - какой класс экспортирует его? Не какая страна, а какой класс, в чьих это интересах. Чьи интересы отстаивают наши ВКС в Сирии? Меня несколько смущает, когда он говорит о борьбе России с американским фашизмом, все намного глубже.

Когда-то, в конце 90х, работал я в одной госконторе, и в один прекрасный день руководство решило, что трудовой договор у нас, технических специалистов, черезчур кучерявый и решило нас заставить его ПЕРЕПОДПИСАТЬ, с кучей изменений и дополнений, позволяющими нагибать нас как угодно по деньгам и вменяющими кучу дополнительных обязанностей, даже близко не имеющих отношения к нашей профессии (вплоть до того - разнос счетов контрагентам, коих тысячи - почтой же дорого, принимать участие во взыскании долгов - тут я задал им логичный вопрос: а будут ли нам выданы методички по работе с должниками, а то мы, как технические специалисты, не проходили обучения по взиманию долгов, дополнительный инструментарий (бейсбольные биты, пистолеты), или же нам применять основные - паяльники и пассатижи? Шутканул, типа. Опять же, зарплата каждого будет напрямую зависеть от количества должников на его участке! Бред, скажете вы? Но они до сих пор по этим трудовым договорам работают).
Короче, все взвыли, мол, вы нас за идиотов держите что-ли?
А нам ответ: или вы подписываете новый коллективный договор, или работать тут не будете.
Напомню, года были кризисные, народ повозмущался, но все подписали, а первым подписал тот, кто громче всех кричал за несправедливость и поганых угнетателей пролетариата. И я подписал - последним. А выбора уже не было - одного меня уволить смогли бы без потерь, вариант был ровно один, или идти искать работу, или подписывать.
Так вот тогда эта самая атомизация общества проявилась во всей красе: мы свободно могли послать руководство нахер и ничего не подписывать, и ничего бы они нам не сделали - найти такое количество специалистов и быстро - просто нереально. Плюс опыт в нашем деле очень много значит, но подписали, как миленькие, причем все, кроме меня, были уже в возрасте, большую часть сознательной жизни прожившие в СССР.

Я потом высказал тому, кто первый подписал, мол, что же ты, гаденыш, сделал? Больше всех орешь и возмущаешься, а как до дела дошло, так первый прогнулся, а остальные уже за тобой потянулись.
На что, естественно, получил ответ, что я еще молодой и нихера в жизни не понимаю и вообще - тоже подписал же в итоге. Такие дела.

Очень интересный доклад! Спасибо