Доклад "Анализ мировой капиталистической системы"

ДОКЛАД “Анализ мировой капиталистической системы”
МИФ: Один из главных экономических либеральных мифов неоднократно тиражируют представители Международного валютного фонда или Всемирного банка, якобы доказывавшие, что повсеместное внедрение западных либеральных экономических норм повсюду приведет к таким же достижениям, какие мы видим на передовом Западе. Но когда эти «волшебные» рецепты не срабатывают, то либералы начинают ссылаться на несовершенство государственных институтов, высокую коррупцию, отсутствие демократии и т.д.

Спойлер

ОПРОВЕРЖЕНИЕ:
Капитализм - это не только способ производства, но и экономическая система, которая на основе этого способа производства развивается. Причем в мировом масштабе.
Между тем внедрение капитализма в разных странах имело совершенно разные последствия. Дело не только в том, что рост благосостояния западных стран не сопровождался аналогичными успехами в бывших колониях - как бы старательно там ни копировали западные политические и экономические институты. Многие «пережитки» докапиталистических отношений не только не отмирали под воздействием частного предпринимательства и свободной конкуренции, но, напротив, продолжали сохраняться и развиваться. (Пример: крепостное право в России, рабство в Америке и т.д.).
В 1990-е годы немецкий марксист Марио Кеслер метко заметил, что буржуазия перестраивает мир не «по своему образу и подобию», а по своим потребностям. Унификация деловой практики отнюдь не автоматически влечет за собой выравнивание уровня развития. Докапиталистические формы эксплуатации встраиваются в капитализм, благодаря чему удовлетворяется какая-либо потребность мирового рынка.
Об этом говорили в своих трудах Роза Люксембург и Ленин. Они, каждый по-своему, нашли логичный ответ на этот вопрос о неравномерности развития разных стран. И Ленин, и Роза Люксембург попытались рассмотреть капитализм как глобальную и эволюционирующую, меняющуюся систему. Это подтолкнуло их к важным выводам.
Ленин обнаруживает, что буржуазия в наиболее развитых странах имеет возможность, колонизируя народы Африки и Азии, получать оттуда сверхприбыли - за счет сверхэксплуатации туземной рабочей силы. И за счет этой сверхприбыли, в свою очередь, подкармливать уже западный рабочий класс, создавая в нем рабочую аристократию, приручая рабочую бюрократию. Для Ленина колонизация - прежде всего военно-административный метод извлечения дополнительных прибылей. Представители передовой цивилизации грабят варваров. Однако такой метод примитивного военно-политического ограбления зависимых стран является в экономическом плане не слишком эффективным. Он действительно имел место в истории, но в настоящее время на первое место выходят экономические способы эксплуатации, хотя насилие стран центра над странами периферии имеет место о нынешнюю эпоху.
На протяжении истории менялись формы зависимости периферии от центра. Также менялись и стратегии борьбы за экономическую независимость. Но зависимость сохранялась.
Выделим основные черты современного периферийного капитализма:

  1. Диспаритет цен в пользу центра (неэквивалентый обмен).
    Цены на продукцию центра растут быстрее, чем цены на продукцию периферии. Особенно это проявляется в период экономического спада. В период экономического роста может быть иная картина, т.е. цены на сырье периферии могут расти даже быстрее цен на промышленные товары центра. Этими процессами вызвана иллюзия вставания России с колен в нулевые.
  2. Систематический вывоз капитала в центр.
  3. Перенос производства странами центра в регионы с низкой оплатой труда и увеличение на этой основе прибыли транснациональных корпораций.
    Настоящий кризис неолиберализма обусловлен еще и тем, что переносить производства уже просто физически некуда.
  4. Валютный рынок капитала поддерживает искусственное занижение курсов нацвалют стран периферии по отношению к курсам валют стран центра.
    Это увеличивает цену на товары центра и понижает цену на товары периферии, создавая между ними постоянный неэквивалентный обмен.
  5. Прибавочная стоимость создается по труду на периферии, а присваивается по величине Капитала в странах центра, и структура цен возникает соответствующая этому принципу. (Пример: структура цены на Айфон)
    Вывод: Центр безвозмездно присваивает значительную часть трудовой стоимости, созданной трудящимися периферии.
    Отдельно следует описать так называемую компрадорскую буржуазию стран периферийного капитализма. В этих странах формируются свои элиты, опирающиеся на ресурсы или традиционные уклады. Но они не остаются неизменными. Они обуржуазиваются. При этом, однако, настоящей буржуазией они не становятся.
    Андре Гундер Франк применительно к Латинской Америке описал класс, который назвал люмпен-буржуазией. Данный термин хорошо подходит и к нашей так называемой элите.
    Класс люмпен-буржуазии имеет ряд отличительных особенностей по отношению к классической «правильной» буржуазии стран центра.
    Люмпен-буржуазия не заинтересована в развитии материального производства. Она эксплуатирует те или иные ресурсы, в том числе, и трудовые. Эксплуатация этих ресурсов происходит при минимальном инвестировании. Люмпен-буржуазия практически паразитирует на теле общества. Как правило, ее связи, экономические отношения и культурные интересы находятся вне данного общества. Они являются так сказать внешним элементом по отношению к обществу. С внешним рынком люмпен-буржуазия связана больше, чем с внутренним. Данный класс является в какой-то мере посредником по отношения к транснациональному капиталу. В то же время, он может контролировать огромный объем ресурсов. Люмпен-буржуазия является господствующим классом в свой стране, но с этой страной её связывает только возможность извлечения ресурсов для поставки на мировой рынок. Поэтому, они заинтересованы не в развитии национальной экономики, а исключительно в паразитировании на ней. У нее нет глубинных социальных интересов, связанных с развитием внутреннего рынка. Люмпен-буржуазия быстро доводит рынок до весьма плачевных кризисов. Она, в свою очередь, склонна к стимулированию авторитарных мер контроля над обществом, потому что других методов контроля у нее просто нет. Особенно авторитарные методы расцветают во время экономических кризисов (опять же за примером далеко ходить не надо). Такая власть просто не в состоянии выработать общественный консенсус вследствие нежелания делиться ограниченными ресурсами с населением. Люмпен-буржуазия обеспечит своей стране лишь слаборазвитость, люмпен-развитие. При этом необходимо понимать, что слаборазвитость – это не стадия развития. Слаборазвитость зависимых стран и развитость ведущих капиталистических стран образуют две формы современного капитализма.
    Такие периферийные элиты, полубуржуазные правящие классы играют важнейшую роль в стабилизации мировой капиталистической системы.
    Из всего этого, в свою очередь, следует, что никогда страны периферии в рамках капитализма не смогут «догнать» страны центра — теории модернизации в разных ее видах оказались ошибочными. Капитализм в странах периферии не просто другой — он органически связан со странами центра и именно благодаря неравному обмену консервирует и воспроизводит отсталость.
    По такому показателю, как производство валового внутреннего продукта, за 100 лет разрыв между центром и периферией увеличился, особенно на душу населения. Разрыв по совокупности факторов вырос от 1:6 до фактора 1:60. В десять раз!
    Индустриализация периферийных стран «глобального Юга» привела к выделению ряда лидеров (в первую очередь это относится к Китаю), в то время как положение дел в других местах продолжало ухудшаться. Более того, успех Китая и стран Восточной Азии усугублял положение «периферии» в целом. Участвуя в гонках по привлечению капитала остальные государства снижали налоги и содействовали понижению заработной платы, но эти гонки они все равно проигрывали, не получая никакого позитивного эффекта от столь болезненных и социально опасных мер. В итоге и общество, и государство становились беднее.

Необходимо еще выделить такое понятие как полупериферия.
Полупериферия – это региональный центр, который в мировом разделении труда подчинен центру, но в то же время играет роль локального центра в каком-либо регионе мира.
(Конфликт на Украине можно интерпретировать, в какой-то мере, как противостояние центра и полупериферии, что является попыткой в условиях мирового кризиса и ограниченности ресурсов свести Россию до статуса уже полностью периферийной экономики).
Но бывают обратные ситуации, когда полупериферия укрепляется и уже претендует занять место одного из центров мирового капитализма. Она бросает вызов центру. В истории есть примеры, когда государства полупериферии выходили в лидеры мирового капитализма. Но каждый раз это сопровождалось мировой войной и революционными потрясениями. Примеров эволюционного перехода в истории нет. (Своего рода исключением являются Япония и в какой-то степени Южная Корея. Но причины этому в данном докладе не рассматриваются и являются отдельной темой).

В чем же причина такого строго иерархичного разделения стран на центр и периферию?
Роза Люксембург со своим анализом накопления капитала была гораздо ближе к разгадке, нежели кто-либо из миросистемных теоретиков последующего времени.
Для того, чтобы деньги стали капиталом, они должны быть где-то сконцентрированы и централизованы. Капитал стремится к централизации.
Главная функция стран «центра» - обеспечивать накопление капитала в мировом масштабе. Таких центров накопления не может быть слишком много, иначе вместо того, чтобы концентрироваться, капитал будет распыляться. Соревнование между мировыми центрами накопления предопределяет противоречия основных держав в мировой политике. Переток, бегство капитала от периферии к центру является стихийным и естественным процессом. Более того, деньги, накопленные некапиталистическими структурами и укладами, чтобы стать капиталом, должны от этих укладов уйти, перейти в капиталистическую систему. Так происходит перераспределение ресурсов.
На ранних этапах происходит прямое изъятие прибавочного продукта из захваченных стран, позднее в дело идет «неэквивалентный обмен», эксплуатация сырьевых ресурсов, финансовая кабала. Неравномерность обмена на разных этапах развития капитализма обеспечивалась разными политическими механизмами: от ограбления колоний до использования их в качестве рынков сбыта и источника дешевой рабочей силы.
Но это лишь внешние формы, за которыми скрывается всегда одна и та же суть: периферия обслуживает накопление капитала в центре. В наиболее развитых странах периферии мы видим уже просто бегство капитала. Власти и либеральные экономисты объясняют это плохими порядками, недостаточно либеральной системой. Но чем более либеральной становится система, тем больше капитала уходит. Всякий раз, когда принимаются меры, чтобы стимулировать приток иностранных инвестиций, одновременно создаются гарантии для вывоза капиталов (кто же станет ввозить деньги, если потом их нельзя будет вывезти). Тут можно вспомнить бегство капитала из России в досанкционный период и нынешние так называемые успехи по поводу сокращения объемов этого бегства. (Оказывается, что сокращение вывоза капитала из России сократилось лишь по одной причине – сократился приток этого капитала.) В итоге любые меры по привлечению капитала одновременно облегчают и стимулируют его бегство. А бежит капитал не потому, что на периферии условия работы для бизнеса хуже (зачастую они много лучше), а потому, что накопление происходит в центре.
Страны периферии вот здесь должны конкурировать за инвестиции. Уход денег является стихийным и естественным процессом. Успеха в развитии достигают лишь те, кто создал собственный внутренний механизм накопления, который способен, в той или иной мере, быть автономным или независимым от мировых центров.
Вот почему такое значение имел для стран «периферии» государственный сектор. Ресурсы госсектора не вывозились, они накапливались внутри страны. Вот почему западные финансовые институты изо всех сил старались в 1980-е годы все государственные предприятия на «периферии» приватизировать - тем самым их ресурсы включались в глобальный процесс накопления.
Конечно, деньги из центра часто возвращаются опять на периферию. Это уже не стихийный переток, а осознанные инвестиционные решения, направленные на получение прибыли, освоение ресурсов - опять же в интересах накопления и, следовательно, в интересах центра. Страны периферии конкурируют между собой по отношению к финансовому центру, чтобы привлечь инвестиции, стараясь создать как можно более выгодные условия для размещения иностранных вложений. А это еще больше усиливает глобальную тенденцию перераспределения в пользу центра. Несколько стран-лидеров на периферии получают больше, чем отдают. Но количество таких призовых мест ограниченно, иначе система просто не могла бы нормально функционировать. Успех немногих обеспечивается поражением подавляющего большинства. Потому в масштабах мировой экономики страны периферии являются нетто-экспортерами капитала. Периферия всегда в целом отдает больше, чем получает. Это в конечном счете является важнейшим фактором формирования мирового финансового рынка. Капитал может быть, например, привлечен, для освоения, но на таких условиях, что почти все выгоды достанутся внешним инвесторам, а для развития других отраслей в экономике страны это производство не даст ничего.

ВЫВОД:
Россия является страной полупериферийного капитализма, скатывающаяся в сторону периферийного. Она занимает строго отведенную ей роль в мировой капиталистической системе. Это указывает на невозможность построения в нашей стране иной «хорошей» формы капитализма.
Выход из положения периферии, который может быть только один – это выход из мировой капиталистической системы путем Социалистической революции как единственно верного и прогрессивного варианта развития событий!

Источники:
Б.Ю.Кагарлицкий “Марксизм:не рекомендовано для обучения”
Б.Ю.Кагарлицкий “От империй - к империализму. Государство и возникновение буржуазной цивилизации”
Видео-лекции экономиста Р.Дзарасова
С.Соловьев “Мифы исторического капитализма”
Андре Гундер Франк “Развитие неразвитости”

Очень перекликаются тема люмпен-буржаузии и слова Ленина о “рабочей аристократии”. Именно они сейчас являются главным тормозом. Их масса и влияние на условных современных рабочих пока велики.

Познавательный доклад. И многое объясняет, приватизацию госсобственности . в частности.

Спасибо.

В этом месте наверное опечатка?

… государственный [капитализм], - имелось ввиду, я полагаю. Исправлю сам.

Ага, всё таки сектор.

Вы совсем неправильно поняли. Под термином люмпен-буржуазия имеется в виду наш отечественный олигархат, так называемая “элита” в виде глав госкорпорации и олигархов наиболее приближенных к первым лицам государства. В какой-то степени это даже и есть первые лица государства и их ближайший круг. Рабочая аристократия это совершенно другое. Рабочая аристократия, тормозящая развитие левого движения, о которой Вы говорите - это прикормленная буржуазией наиболее развитых кап.стран верхушка рабочего класса, часто в виде руководства профсоюзов и т.п., которые в силу своей прикормленности и являются этим тормозом левого движения.

т.е. сегодня продолжающаяся приватизация гос. предприятий, является механизмом лишения РФ статуса полупериферийной страны и попыткой загнать полностью в периферию?

Однозначно. Отсутствие у российского государства в собственности сколь-нибудь значительной промышленности, переработки, инфраструктурных предприятий делает его управляемым из “центра”, зависимой от импорта, кредитов, чужой воли. Сопротивление этому процессу (выдавливание России
на перефирию) со стороны российского государства приводит к конфликтам, в т.ч. военным. Империализм со всеми его “прелестями” никуда не исчез.

[quote]Однозначно. Отсутствие у российского государства в собственности сколь-нибудь значительной промышленности, переработки, инфраструктурных предприятий делает его управляемым из “центра”, зависимой от импорта, кредитов, чужой воли. Сопротивление этому процессу (выдавливание России
на перефирию) со стороны российского государства приводит к конфликтам, в т.ч. военным. Империализм со всеми его “прелестями” никуда не исчез.
[/quote]

Получается, что изначально ВВП поставлен, чтобы окончательно и быстро передать все средства производства в центр. Возможно ВВП (и местный капитал) решили, на каком то этапе, действовать самостоятельно, поэтому всё затянулось по времени. Центр в свою очередь, чтоб показать, кто в доме хозяин и сделать сговорчивей, вводит санкции, арестовывает счета “олигархов”.
Либо всё так и задумывалось изначально, чтоб медленно и безболезненно передать средства производства. Резкая передача, вызовет у общества кучу вопросов, а так по чайной ложечке, вроде ничего и не происходит.
Другой вопрос, почему присоединили Крым, а Донбасс нет. Вроде Крым всё правильно, патриотично, политические очки, но с другой стороны, попробуй не присоединить. Крым - символ, а Донбасс (к сожалению) символом не является. Войну в Крыму народ не простил бы.
Местный капитал пошёл на присоединение Крыма, ради своей прибыли (стройки, туризм и т.д.). В ответ, центр даёт сигнал, что так делать нельзя. И весь подчинённый капитал в Крым не полез. Да и яркий пример СберБанк, который там не работает.

Получается, что изначально ВВП поставлен, чтобы окончательно и быстро передать все средства производства в центр. Возможно ВВП (и местный капитал) решили, на каком то этапе, действовать самостоятельно, поэтому всё затянулось по времени. Центр в свою очередь, чтоб показать, кто в доме хозяин и сделать сговорчивей, вводит санкции, арестовывает счета “олигархов”.
Либо всё так и задумывалось изначально, чтоб медленно и безболезненно передать средства производства. Резкая передача, вызовет у общества кучу вопросов, а так по чайной ложечке, вроде ничего и не происходит.
Другой вопрос, почему присоединили Крым, а Донбасс нет. Вроде Крым всё правильно, патриотично, политические очки, но с другой стороны, попробуй не присоединить. Крым - символ, а Донбасс (к сожалению) символом не является. Войну в Крыму народ не простил бы.
Местный капитал пошёл на присоединение Крыма, ради своей прибыли (стройки, туризм и т.д.). В ответ, центр даёт сигнал, что так делать нельзя. И весь подчинённый капитал в Крым не полез. Да и яркий пример СберБанк, который там не работает.
[/quote]

Российский капитал находится в подчинённом положении, но он жаждет выйти из-под него, занять место в ряду “первых”. Отсюда его сопротивление Западу по некоторым вопросам. Совсем всё отдать и “остаться без штанов” наши капиталисты не хотят и будут этому сопротивляться, вплоть до военных конфликтов. Не думаю, что есть чёткий план по каждому действию российской буржуазии, есть закономерное развитие капитала. Сильный поглощает слабого. В этом русле всё и происходит. Крым присоединили не по патриотическим соображениям, ими только воспользовались. Главная цель присоединения Крыма - новая территория для увеличения капитала, без “хозяев”, но не получается. Уникальная природа полуострова, геостратегическое положение, относительная изолированность от материка и, что не маловажно, а может быть и важнейшее, сильнейшие антисоветские, проманархические настроения “элиты”. Всё это делает крым лакомым куском для буржуазии. Донбасс - буфер между Югом России и Украиной. Там так же основа всему конфликту - экономические интересы группировок и с той и другой стороны.