Как я был электромонтёром


(Serge) #1

В конце сентября 2017 года я откликнулся в интернете на вакансию электромонтёр 3-го разряда и меня по телефону пригласили на собеседование. Проводил его начальник службы строительства кабельных линий по имени Михаил – мой будущий руководитель. В ходе собеседования он задавал несложные вопросы из области электротехники, на которые я без труда ответил.

Далее Михаил рассказал про систему оплаты труда: есть оклад в размере 11 тысяч рублей плюс 100% премия и плюс ОВЗ (выполнение особо важных задач, иначе говоря, переработки, выход на работу в выходные и т.д.) итого в среднем, по словам начальника службы, монтёр зарабатывает 30-35 тысяч рублей в месяц. Впоследствии я узнал, что если оклад тебе гарантированно выплачивают, премии могут лишить, скажем, за нарушение техники безопасности (подробнее об этом позже), то ОВЗ это материализация лояльности к руководству, конкретно, к начальнику службы, который эти деньги и распределяет между своими подчинёнными. Отказался выйти в субботу? ОВЗ не получишь. Отказался задержаться на работе? ОВЗ не получишь. Позднее выяснилось, что бывают настолько лояльные к начальству работники, что никому не показывают своих расчетных листов, а вопросы о размере зарплаты игнорируют. То есть внутри самих рабочих есть проводники интересов начальства, а следовательно, и работодателя. В общем если работать по трудовому договору 5 дней в неделю по 8 часов в день тогда зарплата будет, не больше, не меньше, 22 тысячи рублей.

Далее Михаил объяснил, что спецодежду они сразу новую не выдают, но на складе имеется запасы б/у, оставшиеся после уволенных работников и что на первое время мне выдадут именно такую. Я же в первый день по своей глупости принёс свою спецодежду, оставшуюся у меня с прошлого места работы, вместо того чтобы поставить вопрос ребром, мол, у меня своей «рабочки» нет, а в парадном я работать не буду. В результате своей недальновидности я год ждал свою спецодежду. А вот те, кто сказали, что у них никакой рабочей одежды нет, действительно получили б/у спецодежду практически сразу. Работодателю нужна ваша рабочая сила, и если вы отказываетесь работать без спецодежды, скорей всего, вам её оперативно выдадут, тем более что в трудовом договоре это чётко прописано: «работнику выдаются спецодежда, обувь…»

После собеседования я донес документы в отдел кадров, прошёл медкомиссию и вот первый день на работе.

Начался он с того, что мне в руки дали книжку для подготовки к экзамену, который подтвердит мою группу по электробезопасности и отправили готовится в бытовку. В ней у окна стоит широкий длинный стол, сколоченный из досок, сверху обитых линолеумом, а по бокам от стола такие же скамейки из струганых досок. Вдоль стен плотно друг к другу расставлены металлические шкафчики для раздевания. В бытовке было прохладно, потому что отопление ещё не подали, и я порядком закоченел, сидя над книжкой. Приходилось время от времени ходить по бытовке, чтобы разогнать кровь. На второй день меня определили в бригаду, и я стал выезжать на объекты.

Работу электромонтёра я представлял как работу с электропроводкой, которую каждый видит у себя дома, что работа это будет производится ножом, отверткой и плоскогубцами. Как же я был неприятно удивлён, когда выяснилось, что нужно таскать тяжеленные толстенные кабеля и пихать их в подвалы жилых домой, тянуть в заложенные в грунт пластиковые трубы, вытаскивать из тесного тех. подполья трансформаторных подстанций. Узнал, что есть высоковольтные кабеля в сплошной алюминиевой оболочке (например, ААБЛ 3x150), благодаря которой нужно серьёзное усилие, чтобы изогнуть такой кабель. Также нелёгкая задача изогнуть и придать нужную форму жилам кабеля АВБбШв 4x240. Броня такого кабеля в совокупности со стесненными условиями рубильников, ячеек подстанций являются причинами царапин и порезов рук рабочих.

Так как я уже был сознательный рабочий, то мне казалось, что стоит только остальным рабочим рассказать об эксплуатации и они сразу же станут сознательными, сплотятся в одно целое и мы станем «хозяевами» на предприятии. Увы, мои иллюзии были разбиты, и я на практике убедился в правоте Маркса, что общественное бытие действительно определяет общественное сознание. Первое неприятное открытие, что рабочие в свободное время стремятся выпить, «отдохнуть» как они выражаются, и «нормальными» объёмами называются по 5-6 литров пива за вечер на человека! Если монтёров выгоняют на работу в субботу, то они возмущаются «Пить-то когда?!» Второе, и самое сильное впечатление, оставило наличие крепкой веры в бога, в его справедливость и что «высшие силы» обязательно накажут тех, кто измывается над рабочими, принуждая их больше работать в тяжелых условиях. Ярким примером было то, когда ненавидимый большинством начальник службы Михаил упал со стремянки и сломал руку. «Бог-то всё видит» - отреагировал на эту новость один из моих коллег.

Рабочие, к сожалению, не предупреждают, что начальник службы часто обманом вынуждает своих подчиненных делать те или иные действия. Например, на предприятии было сокращение три года назад. Начальник службы тогда заявил, что те монтёры, которые не захотят быть по совместительству водителями - попадут под сокращение. Впоследствии выяснилось, что это была ложь, списки сокращаемых были составлены давно, и они не поменялись. А вот монтёры стали по совместительству водителями при доплате 3700 в месяц. То есть если взять отдельно водителя ему нужно платить по 17 тысяч рублей (такова зарплата тех водителей, которые работают только в должности водителя) плюс соц. пакет. В итоге рабочие проиграли, но, к сожалению, пока этот урок не был ими должным образом усвоен.

Для меня первой несправедливостью был приказ сверху перевести мои пенсионные накопления в другой пенсионный фонд под угрозой увольнения. Примерно человек 5 категорически отказались от такого шага и стояли до конца. Остальные сначала высказывались решительно против, но в итоге заявление на перевод написали. Так как я был на испытательном сроке, на котором человека можно уволить без объяснения причин, я тоже написал заявление о переводе.

Следующим наступлением была попытка повешать на меня обязанности оператора ППУ (паровая установка), который должен заниматься отогреванием грунта зимой, для последующей раскопки электрических кабелей. Надо сказать, что это самая черная работа, когда ты на морозе стоишь в резиновом костюме (ОЗК) в облаке пара, в котором содержится грязь и смрад отогреваемой почвы. ОЗК это впоследствии покрывается льдом, дубеет, лицо оператора покрывается прыщами. К тому же это постоянные переработки плюс работа по субботам. Как обычно, мы сидели с утра в бытовке, как вошёл начальник службы Михаил. Начал перечислять фамилии, кто прошёл обучение (фиктивно, конечно) на оператора ППУ. Когда прозвучала моя фамилия, я возразил, что не буду выполнять эти обязанности. Сначала меня пытались уговорить по-хорошему, но для меня это уже было дело принципа. В итоге попросили оформить письменный отказ. Я написал примерно такой текст «отказываюсь, потому что должность электромонтёра не предусматривает обязанности оператора ППУ». Когда я отдавал этот лист начальнику службы, он сквозь зубы произнес «Можешь искать новую работу». Далее меня приглашали расписаться за экзамен на оператора ППУ, на что я возразил, что никакого экзамена не сдавал, а потому и расписываться не буду. Следующее, что меня попытались заставить подписать, это договор о том, что раз организация потратила на моё обучение 5500 рублей, то я обязуюсь отработать в организации 2 года, иначе, при моём увольнении с моей зарплаты эту сумму удержат. Что любопытно, договор был от 27 октября, а подписать мне его дали 15 января, т.е. задним числом. Так как я уже знал, что нужно внимательно читать все бумаги, которые подписываешь, то «указка» на простые формальности со мной не прошла и этот договор я тоже не подписал. В итоге ничего мне за мою борьбу не было, никто меня не уволил. Рабочим нужно добиваться, чтобы работодатель дополнительно набирал в штат сезонных рабочих. Что примечательно, так это когда ты перерабатываешь на работе несколько часов и с утра не говоришь своему технику о переработке, то на следующий день бухгалтерия «отпинывается», мол, мы задним числом переработку не оформляем. Очередная несправедливость в отношении рабочих.

Пару слов о январских праздниках. В последнюю неделю декабря объявили, что нужно в обязательном порядке отработать 2 праздничных дня. К сожалению, рабочие не сопротивлялись вообще, я тоже не стал отказываться от выхода на работу. Но это ещё ничего. Перед моим уходом из этой организации был совсем вопиющий случай: начальник службы объявил, что те, кто в субботу не выйдет на работу, могут писать заявление на увольнение. И вся служба действительно вышла поработать в выходной день. В таких случаях нужно начальнику службы показывать трудовой договор, где написано, что «устанавливается пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями суббота и воскресенье». Так прямо и написано. И стоит подпись генерального директора.

В конце января создали новую службу и всех «непокладистых», в том числе и меня, Михаил отправил туда. Я был рад такому переводу, потому что понимал, что ОВЗ мне после конфликта с начальником службы не видать как своих ушей.

В марте были выборы президента. Главное, что нужно было власти – это обеспечение явки на выборах. Примерно за 2 недели до выборов нас всех стали под роспись информировать о тех избирательных участках, где мы голосуем. Я тогда открыто сказал, что на выборы не пойду. Об этом сообщили моему начальнику, который не преминул при первой же встрече заявить «Сходи на выборы, я ж тебя, в конце концов, не заставляю за Собчак голосовать. Не сходишь – потом не обижайся». В тот момент я согласился. Пораскинув мозгами, решил: бессмысленно идти в лоб в одиночку. Вот если бы за мной стоял весь коллектив – тогда да. А тут надо идти на хитрость. За пару дней перед выборами пообещали билеты в кино тем, кто проголосует до обеда. При этом о том, что проголосовал нужно отзвониться ответственному мастеру.

В день выборов я просто остался дома. Заранее посмотрел свой избирательный участок и спокойно ждал звонка мастера. Когда тот позвонил, я невозмутимо ответил, что проголосовал и сказал на каком участке. А в понедельник поднялся к своему технику и взял бесплатный билет в кино. На данный момент никто и никак не в состоянии проверить ходили вы на выборы или нет. А уж если у вас коллектив боевой, тогда можно и в открытую заявлять, что в буржуазных выборах президента мы участвовать отказываемся. О своём выборе особо никто не распространялся, только один монтёр важно сказал «Кому ещё страну доверить, как не дяде Вове Путину?»

Потом пришло лето и, во-первых начался чемпионат мира по футболу, а во-вторых мы узнали о повышении НДС и повышении пенсионного возраста. К сожалению, мои коллеги были так увлечены ставками на футбольные матчи, выигрышами и проигрышами различных частей зарплаты, что очередное ухудшение их положения практически не упоминалось в разговорах.

Следующим политическим событием был праймериз «Единой России». Нам просто дали расписаться напротив фамилий кандидатов. Кто эти люди, какие у них программы мы не знали. Такая вот политика в регионах.

Как-то раз летом, приехал к нам на объект мастер с предложением остаться сегодня на другом объекте до 12 часов ночи, а за это нам завтра дадут выходной. Я ответил, что сверхурочные работы должны оплачиваться в двойном размере, а ты мне предлагаешь завтра выходной, то есть оплату в одинарном. Но, несмотря на мои слова, все остальные ответили, что они согласны. Бывали и другие вопиющие случаи, когда люди задерживались на часу ночи на работе, а утром им говорили, что вот если бы вы до 3-х задержались, тогда сегодня вам бы дали выходной. И раз рабочие слабо сопротивляются переработкам, то это даёт возможность капиталисту до последнего не обновлять в край изношенные станки для пайки труб, ведь можно «убитым» станком до 8 вечера спаять столько же труб, сколько до 4 часов дня новым. Не надо верить сказкам, что рабочие не заинтересованы в новом оборудовании и станках, ещё как заинтересованы. По утрам монтёры часто быстрее бегут на склад, чтобы урвать для своей бригады именно новый станок, новый инструмент. Водители с завистью смотрят на своих коллег, которые получают новые автомобили.

В общем, рабочие элементарно не знают своих прав, сколько можно перерабатывать и т. д. и начальство этим пользуется в полной мере. Я и сам совсем недавно узнал, что непрерывный отдых должен составлять не менее 42 часов в неделю. Отсюда вытекает, что в субботу может быть максимум 7 часовой рабочий день, а если ты задержишься, то тебе по закону не смогут провести эти часы, попросту говоря, не оплатят.

Другой случай, когда во время переработки из-за притупленного внимания, из-за упадка сил, одному из монтёров на руку упало тяжелое электрооборудование. Монтёр ушел на больничный, который при общем трудовом стаже менее 5 лет теперь оплачивается в размере 60% от оклада 11 тысяч рублей. Это же сущие копейки! Если же ты на прошлой работе имел больший оклад, тогда нужно принести особую справку в бухгалтерию. Да, теперь в России так. Если общий трудовой стаж от 5 до 8 лет, тогда больничный оплачивается в размере 80% от оклада. И лишь свыше 8 лет – 100% от оклада. Нет стажа – значит, будешь болеть на работе, потому что на деньги за больничный ты опухнешь с голода, я не говорю уж о лекарствах! В итоге травмы потерял в оплате рабочий, потеряло производство в течение 9 рабочих дней. Я эту мысль озвучил в курилке, но, судя по всему, её пропустили мимо ушей. При мне отменили дополнительное медицинское страхование в размере 20 тысяч рублей в год. По этой страховке можно было, например, вылечить зубы и тд.

Также происходят травмы ввиду работы изношенным инвентарём. Помню, как один парень на вторую неделю своей работы проткнул ладонь торчащей проволокой из изношенного троса, которым перемещают грузы. В результате в рану попала инфекция и раздуло всю руку. Через полгода он простыл, но болел на работе, потому что за первый больничный получил мизерную сумму.

Ввиду мизерной оплаты труда неимоверно расточается человеческий труд. На одном объекте мастера нашей компании и строительной недопоняли друг друга и в итоге мы заложили и уже закопали трубы для кабелей на меньшую глубину. Когда это обнаружилось, то трактору понадобилось 2 рабочих дня чтобы перезакопать трубы на новую глубину, а нам заново пришлось перезаводить кабеля в подстанцию и в здание. В другом случае совершенно случайно концы наших кабелей не закатали в асфальт, который нам бы пришлось потом долбить. Разве после этого удивительно, что в России производиться 23 доллара в час, а в Европе 46 долларов.

Отдельно скажу о профсоюзе. Его создал сам работодатель, назначил председателя, а рабочих загнали туда силой. Вообще отношение к председателю профсоюза было как к своему начальнику, а не как к человеку, которому делегировали защиту своих прав и с которого потом можно и нужно потребовать отстаивание прав делегировавших. Сами рабочие считают профсоюз ненужным и им жалко, что с каждой зарплаты удерживают 1% в качестве профсоюзных взносов. Те же, кто ухитрился не вступить в профсоюз, считают себя в выигрышном положении. При мне был случай в Курганской области, когда монтёр для устранения аварии, залез на опору, и она упала, придавив монтёра насмерть. По этому поводу нас всех собрал в бытовке председатель профсоюза, рассказывал сказки про другой мир на небесах, где теперь находится погибший монтёр и призывал к внимательности и осторожности. Он ни слова не обмолвился о том, что собственник предприятия экономит на закупках автовышек в достаточном количестве и тем самым подвергает жизнь электромонтёров смертельной опасности. Товарищи, требуйте устав профсоюза от председателя, изучите каким способом можно реорганизовать профсоюз и поставить во главе его своего рабочего. Профсоюз это прежде всего экономическая организация самих рабочих, оружие в их экономической борьбе против работодателя за повышение зарплат, за сокращение переработок и тд.

Усиливает гнёт и то обстоятельство, что эта организация монополист в городе. Я не за развитие конкуренции сейчас выступаю, а просто говорю про то, что были рабочие, которые увольнялись, но помыкавшись, вернулись обратно. Рассказывают, что в других местах зарплаты вообще платить не хотят, либо предлагают вахтовый метод. А ведь найти работу по этой профессии с хорошими условиями и со стабильно выплачиваемой зарплатой невозможно в областном центре! Представляю, что творится в маленьких городках области.

Что ещё хотелось бы сказать в целом. Анархия производства характерна не только между организациями, но и в пределах одной организации. Бывало, когда ты целый день просиживаешь в рабочей машине, а потом вдруг выясняется что надо выйти в субботу. Или же на следующий день тебя заставляют задержаться до 10 вечера. Более того, рабочий день начинается с 8 утра, а к работе ты в лучшем случае приступишь только в 10 утра. Сокращение рабочего дня до 6 часов уже не то что назрело, а перезрело. В самый интенсивный рабочий день мы выдерживали темп часов до 3 дня, потом производительность труда падает, потому что просто волочишь ноги от усталости.

Мы живём при капитализме, а значит, наше общество делиться на пролетариат и буржуазию. Эти два противоположных класса находятся в единстве, а значит, борются за свои экономические интересы. Буржуазия (она же – собственник того предприятия, в котором я работал) сознательно и планомерно борется за свои интересы в виде большей прибыли путём урезания зарплат рабочих и заставляя их работать всё больше и больше. Работа электромонтёра до введения СОУТ (специальной оценки условий труда) ещё пару лет назад была вредной и за это предоставлялась дополнительная неделя отпуска. Теперь эту неделю забрали по решению оплаченной работодателем комиссии. Далее пошло совместительство разных должностей и один монтер теперь одновременно и водитель, и электромонтёр, и стропальщик, имеет удостоверение для работы на автовышке за смешные доплаты в 10% от оклада за каждое совмещение. И, несмотря на эти жалкие доплаты и их, бывает, урезают под разными предлогами. Тем водителям, которые неделю заменяют другого водителя, скажем, по болезни, вообще «забывают» доплатить. Многие перерабатывают гораздо больше 120 часов в год просто потому, что они не ведут учёт переработанных часов. Пока терпят, пока есть ещё иллюзия, что чем больше работаешь, тем больше заработаешь. Отдельные представители даже в отпуск не ходят ради компенсации за него (те, кто постарше говорят, что такие долго не протянут, работая в таком темпе). Пока говорят «что если мы не будем работать, то кто будет работать?» Но как бы морально не были крепки и выносливы эти рабочие, как бы долго они не терпели, они по своему объективному положению всё равно начнут борьбу, их вынудят дать отпор. И нужно помочь этим людям осознать свои объективные интересы, осознать себя как класс, рассказать, что можно улучшить свою жизнь, не путём смены работы, а на своём рабочем месте, в своей организации. Борьба рабочего класса послужит развитию всего общества, послужит источником движения вперёд.