ЛГБТ и гендерная теория. Истоки и сущность

  В российской левой среде то и дело вспыхивают дискуссии о ЛГБТ движении и теории гендера. Оценка этих явлений варьируется от полной поддержки до полного неприятия. В связи с этим, представляется необходимым проанализировать эти явления с марксистских позиций.
Спойлер
 Начнем с истоков, с момента зарождения ЛГБТ движения.

 Будет неверно, если мы совсем проигнорируем антивоенное движение конца 60-ых, с наркотическим бумом, движением за права чернокожих, рассветом рок-музыки и, конечно же, с хиппи. Тот период характеризовался ростом антимилитаристских и антиправительственных настроений, толчком для которых, безусловно, послужила война во Вьетнаме. Антивоенные активисты справедливо полагали, что война имеет явный империалистический характер, является квинтэссенцией американской военщины. Борьба чернокожего населения США против угнетения, «Черные пантеры» с их идеей вооруженного сопротивления. Забастовки левых студентов, периодически выливающиеся в организацию стачечных комитетов. Всеобщее политическое оживление, но, к сожалению, вылившееся не в сознательную борьбу против капитализма, а в контркультурный протест, на основы системы не покушающийся. Преобладать стала не классовая борьба, а абстрактная борьба с неравенством в рамках все той же формации. Неравенство стало восприниматься как выражение «западной культуры», культа денег и человеческой жадности (но не сущностью самого капитализма, когда средства производства находятся в руках сравнительно немногочисленного класса господ) или же как внутреннее состояние, которое нужно преодолеть, в т.ч. с помощью ЛСД и рок-музыки. Утопическое стремление сломать систему «изнутри» (внутри своего сознания) окончательно вытеснило и заменило собой реальный социальный протест, активные действия, действительно опасные для капитала. Более того, - превратилось в тот же самый продукт масс-медиа, стало частью буржуазного пропагандистского инструментария. «В наши дни эта крайняя озабоченность индивидуальным сознанием обычно принимает форму психологической самопомощи. Но в 1960-х тезис подтолкнул массовое устремление энергии утопистов в наркокультуру. Сейчас в это трудно поверить, но люди в те годы действительно верили, что широкое использование марихуаны и ЛСД решит все проблемы общества: сможет повлиять на геополитику, прекратить войну, уничтожить бедность и породить общество «мира, любви и понимания», - писал Джозеф Хиз в «Бунте на продажу». И движение хиппи, и рок-музыка, во многом и отдельные группы антивоенных активистов – все это имело субкультурный характер. Не была исключением и гей-субкультура, члены которой подвергались жестокому прессингу и были презираемы, вплоть на наступления хиппи-бума, с известным лозунгом которого «занимайтесь любовью, а не войной» знакомы практически все.

 Эпохальный момент в истории гей-движения пришелся на 1969 год, после знаменитых Стоунволлских бунтов - серии беспорядков и акций протеста, начавшихся в ночь на 21 июня 1969 г. в гей-баре Стоунволл-инн, Нью-Йорк[1]. Сам бар находился в районе Гринвич-Виллидж, популярном среди представителей богемы. Отсюда и характер бунта вообще, который напоминал скорее театрализованное представление.[2] Формальным поводом для бунта послужило самоубийство гей-активистки Джуди Гарленд от передозировки барбитуратов. Гей-активисты посчитали это результатом многолетней травли и регулярных полицейских рейдов, заканчивавшихся избиениями и арестами. В ту ночь, сразу после похорон Гарленд, вновь нагрянула полиция. Возможным формальным поводом для очередного полицейского рейда могло послужить и то, что Стоунволл-инн не имел лицензии на продажу спиртного, разливая его нелегально (существовали даже специальные сигнальные огни, извещающие посетителей о надвигающихся полицейских). Но посетители гей-бара решили ответить (возможно, из-за прерванной полицией пьянки), заменив «манерность на булыжники». Особую пикантность ситуации придавало и то, что недалеко от Стоунволл-инн располагалось женское исправительное учреждение, чьи заключенные выразили солидарность с геями в борьбе против американской полиции, принявшись разбрасывать по тротуару горящие клочки бумаги. Нескольким полицейским даже пришлось забаррикадироваться внутри самого гей-бара. «Полицейские испытали сильнейшее потрясение, когда трансвеститы вышли из бара, стянули парики и погнались за ними», - заявляла лесбиянка-трансвеститка Стормэ Деларвери.[3] Вдохновленные первой стычкой, закончившейся не в пользу полиции (во всяком случае репутационно) и деятельностью активистов «Черных пантер», в течение нескольких последующих недель гей-активисты сбивались в сплоченные группы, целью которых была организация «ночлежек» и мест, для укрытия гомосексуалистов вообще. Активные столкновения с полицией продолжались до 28 июня. При всей внезапно проявившейся воинственности гей-активистов, известный лозунг «занимайтесь любовью, а не войной» был подхвачен и ими.

 Так причудливо переплелись антивоенные выступления, антиправительственная борьба, борьба против расового угнетения и борьба геев за освобождение от гнета доминирующей культуры, неприемлющей гомосексуальность. По сути, главным их требованием, было даже не включение в культуру, а ее вытеснение собой. И, будто услышав, капитал со временем успешно впитал в себя антивоенный протест «новых левых», наркотическую и рок субкультуру, гей-движение, поставил их себе на службу. Религиозная мораль, строгая нравственность и «кодекс Хейса» в киноискусстве уже были излишними, они [i]мешали[/i] капиталу развиваться и осваивать новые горизонты распахнувшихся рамок дозволенного, то есть [i]осваивать рынок[/i].

 Впитывание системой протестных настроений вылилось в виде «сексуальной революции», строившейся на, по сути, мещанстве и потребительстве, окончательным превращением половых отношений и вообще тела как такового – в товар. Позже, об этом, громче всех, начнут вопить феминистки «третьей волны» - «мое тело, мои правила!» Тело, будто, уже отделилось от сознания, сознание или личность буквально [i]владеет[/i] телом как частной собственностью, поэтому эта индивидуальность может телом торговать или даже уродовать его, то есть делать с ним все что угодно. Поэтому чтобы как-то с этим телом взаимодействовать необходимо чуть ли не подписывать соглашения с ним, а также не смотреть в глаза дольше 15 секунд (иначе это будет считаться «визуальным изнасилованием»). То, что современный «феминизм» не имеет к нему абсолютно никакого отношения еще мягко сказано, современные феминистки - это, фактически, добровольные проститутки на службе капиталистов, стоящие на защите буржуазной представительной «демократии», вопящие о правах меньшинств, но никогда не думающих о положении большинства трудящихся и, особенно, о трудящихся женщинах. Им, видимо, невдомек, что без уничтожения капитализма невозможно и подлинное освобождение женщины. А принимая основные постулаты гендерной теории феминистки и вовсе постепенно отдаляются от понимания своей телесности, самих себя, как женщин. Проблема эксплуатации ими не рассматривается в принципе. Им [i]комфортно[/i] существовать при капитализме. Это победившее мещанство, мелкая буржуазность. Сексуальная революция, с которой и начались многие описываемые в этой статье явления - это «революция» победившего потребительства и мелкобуржуазности.

 Одной из характеристик капитализма является всеобщая товарность. Именно поэтому этот во многом театрализованный протест был просто обречен на то, что будет поглощен и переварен системой, а далее – превращена в товар для массового потребления, тот самый «ширпотреб» и человеческая телесность, сексуальное поведение. В самой своей сути, попытки раздвинуть границы человеческой сексуальности, без требований и активной борьбы против самих основ неравенства, неизбежно приводят к этому. Подобное поглощение всей этой псевдореволюционной протестной субкультуры было вызвано объективными условиями. Дабы избежать дальнейшего роста протестных настроений отдельных взбушевавшихся ячеек атомизированного общества, капитал это переварил и возглавил. После того, как произошли расправы с теми, кто действительно стоял [i]на классовых позициях[/i] в своей борьбе, то есть была уничтожена [i]действительно опасная[/i] для капитализма протестная тенденция, были сделаны соответствующие выводы - легализовать контркультурный и субкультурный протест. Так гомосексуализм был исключен из списка психических расстройств, в обновленной редакции DSM (Diagnostic and Statistical Manual of mental disorders) в 1989 г. Взбунтовавшаяся и прежде презираемая «сота» плавно растеклась по массовой культуре, став одним из важнейших инструментов в руках капитала. ЛГБТ (как движение и политическая организация) необходимо, во-первых, для [i]оглупления и развращения класса наемных работников[/i], во-вторых же, для маскировки классовых антагонизмов внутри общества путем [i]преодоления классовых различий[/i], как минимум, в пределах движения, чьим объединяющим фактором является наличие сексуальных перверсий. В-третьих, это создание видимости демократии и наличия полного пакета свобод.

 Изначальные утверждения как самих ЛГБТ активистов, так и их сторонников, о, якобы, нескольких процентах «изначально гомосексуальных» в скором времени оказались вытесненными на обочину научного и общественного дискурса. На смену этим утверждениям пришла полноценная буржуазная научная теория, призванная не просто пролить свет на истоки гомосексуального поведения, а обосновать необходимость защиты прав сексуальных меньшинств. Причем, это произошло настолько внезапно и молниеносно, что многие гей-активисты оказались несколько шокированы и до сих пор пытаются соединить мифические «от 2 до 5%» с концепцией социального пола. Тем не менее, корректное название ЛГБТ – LGBTQ, где Q – Квир. Квир – слово, когда-то считающееся бранным, обозначающее лиц либо с нетрадиционной сексуальной ориентацией, либо страдающих от любых половых извращений вообще[4]. 

 Новая теория должна была не просто объяснить причины гомосексуальности, но и прочих других девиаций, например, сексуального фетишизма, трансвестизма (переодевания). Теория, названная гендерной, по сути, это междисциплинарная концепция, включающая в себя различные направления: гендерная психология, гендерная сексология, гендерная география, гендерное образование и даже гендерная лингвистка (наиболее часто подвергающаяся насмешкам и издевательствам). Гендер (от англ. gender - род) - социокультурная, символическая конструкция пола, которая призвана определять конкретную ассоциативную связь, обеспечивать полноценную коммуникацию и поддерживать социальный порядок.[5] В своих истоках, теория гендера восходит к социальному конструктивизму, который, в свою очередь – к культурно-исторической концепции развития Льва Выготского. «Данное направление появилось и получило свое развитие в 1950-1960 гг. преимущественно в психологии и социологии».[6] «Центральная идея этого направления - представление о познании не как об отражении и репрезентации, но как об активном построении образа познаваемых предметов и событий в сознании субъекта». И если в конструктивизме уже были видны некоторые черты [i]субъективного идеализма[/i], то в полном свете его можно было увидеть уже в т.н. [i]радикальном конструктивизме[/i]. Это «эпистемологическая позиция, основанная на идеях конструирования воспринимаемого мира живой системой, информационной замкнутости и самореферентности когнитивных систем (способности к самоописанию и замкнутости на самих себе)». По сути, сторонники радикального конструктивизма заявляют о невозможности получения «неискаженного» знания извне, отрицая существование объективной реальности как таковой. Истинно то, что внутри, то что в тебе. Обратите внимание, как это хорошо ложится на хиппи-философию внутреннего самоочищения, сопротивления! Нетрудно догадаться, зачем капиталу нужна [i]такая философия[/i] и такая псевдонаучная софистика. Далее. «Социальный конструкционизм — это направление в социальных науках, признающее первостепенную роль дискурса и отношений между людьми в конструировании ими мира и собственного «я», [b]необходимость отказа от представления о всеобщих абсолютных истинах, эталонах поведения и психологических процессах, рассматривающее последние в привязке к культуре и истории конкретных сообществ[/b], призывающее к многоголосию и взаимообогащению различных дискурсов (языков и способов интерпретации мира), демократизации и социальному преобразованию сознания людей» (выделено мной). Это основы, истоки гендерной теории которые, в первую очередь, касались теории познания. Борьба с «абсолютными истинами» (таких как, например, половая самоидентификация) это борьба капитала с научной целостной картиной мира, заклейменной как «тоталитарная». Кстати говоря, также как социальный конструктивизм породил свое радикальное ответвление, и гендерная теория, в свою очередь, породила квир-теорию – еще более радикальную (даже в самом своем названии, квир - бранное слово, обозначающее лиц нетрадиционной сексуальной ориентации). Она восходит к сочинениям известного буржуазного французского философа Мишеля Фуко, который, к слову, сам являлся гомосексуалом. Квир-теоретики начисто отрицают всякую генетическую предопределенность сексуального поведения. Согласно их представлениям, пол и половая самоидентификация человека [i]целиком[/i] сконструированы социально.

 Является ли, при этом, представления о морали, «эталонах поведения» социальным конструктом? Безусловно являются. С развитием человеческого общества, при смене общественно-экономических формаций менялись и пресловутые эталоны поведения. Квир и гендер-теоретики пошли дальше, распространив положения социального конструктивизма на пол и сексуальность. Они отрицают объективные биологические законы развития человеческого организма, сознательно переоценивая социокультурное воздействие. Попавшим под очарование гендерных теорий левым пора бы задуматься об объективных предпосылках зарождения гендерной проблематики. Кто является выгодоприобретателем от борьбы с объективной реальностью и от абсолютного игнорирования человеческой биологии, то есть объективных законов развития человека как биологической единицы? Ситуация дошла до полнейшего абсурда, когда западные субкультурные левые будут считать каждый добавленный в оксфордский словарь гендер как очередное свое завоевание.

 Раз пол превратился в социокультурный конструкт, то кто сказал, что их два? Объективная реальность? Увольте. Не для того были придуманы розовые очки. Если человек чувствует себя, [i]ощущает[/i], как некую комбинацию тех или иных стереотипов (которые можно и без эзопова языка охарактеризовать как женское/мужское поведение), то это не психическое расстройство, а специфический, а возможно и уникальный гендер! То есть, гендеров вообще может быть не 71[7], как сейчас, а столько же сколько и населения Земли в целом! Отдельные черты, в том числе и поведенческие (свойственные различным гендерам), могут пересекаться, комбинироваться и т.д. То есть меняться может и сексуальная ориентация. К таким же выводам пришли ученые из Американской Психологической Ассоциации (APA)[8]. Добро пожаловать в дивный новый мир, где в понедельник «Androgyne» в пятницу уже может стать «Genderqueer» (то есть представителем уникального гендера). В этом дивном мире малейшие несогласие с гендерной повесткой дня делает человека, даже представителя ученого сообщества, изгоем. Сведения о вреде гомосексуального контакта, а также анального секса в целом[9] (являющегося популярным у лиц нетрадиционной сексуальной ориентации), весьма немногочисленны и обычно замалчиваются. Одной из причин тотального распространения ВИЧ инфекции в мире, является, что уже доказано наукой, анальный половой контакт, распространенный в среде гомосексуалов. В США 55% среди ВИЧ инфицированных составляют именно гомосексуальные мужчины[10].

 Гендерная теория возникла именно тогда, когда в ней появилась [i]необходимость[/i]. Атомизация общества, расщепление и существование в виде отдельных ячеек, объединенных, например, общей сексуальной девиацией, необходимы для капитала как воздух. Разобщенность гарантирует [i]безопасность[/i]. «После Стоунволлских бунтов геи и лесбиянки Нью-Йорка преодолели гендерные, [b]классовые[/b] и поколенческие различия, став сплоченным сообществом», - утверждает Википедия.[11] Объединение, в любом случае, основано на общем для всех членов признаке, приверженности и увлеченности. Капитал разрешил все, кроме [i]классового объединения[/i], потенциально опасного для него. И даже формально «марксисты» и сторонники классовой теории, современные западные левые, унаследовав от «новых левых» конца 60-ых «знак» протеста, на самом деле готовы бодаться с капиталом только на словах. Поскольку встроены в систему и вполне неплохо себя в ней чувствуют. ЛГБТ-движение объективно необходимо для капитализма и является ярым его охранителем, спонсируется капиталом и им же используется. Но я все же считаю, что отдельно ЛГБТ рассматривать нельзя, только в контексте общей атомизации. Иными словами, процесс атомизации, стремление раздробить общество и лишить людей их классового сознания (в т.ч. и путем, как ни странно, объединения по признаку, не имеющего ничего общего с классовым – набору сексуальных отклонений) это процесс, проявляющийся при [b]достижении капитализмом определенной стадии своего развития[/b]. При всем многообразии «гендеров», так или иначе, это напрямую касается сексуальных отношений и роли в них. Так что далее «гендеры» как таковые затрагиваться не будут, раз их можно включить в одну из [i]возможных[/i] форм гомосексуальности. Что характерно, при всей популярности гендерной теории, такие отклонения как трансвестизм (переодевание в одежду противоположного пола с целью получения сексуального удовлетворения), эксгибиционизм, вуайеризм, садомазохизм и т.д. все еще включены в МКБ-10 и числятся в качестве расстройств сексуального предпочтения.[12] Но это, надо полагать, попросту еще [i]не совсем окончательно[/i] решенный «гендерный вопрос».

 При всем вышеизложенном, утверждение, что гомосексуальное поведение проистекает, в основной своей массе, [i]только[/i] из-за биологических, генетических причин – скорее неверно. Проведенные еще в 1952 году эксперименты Франца Каллмана хоть и показали склонность к гомосексуальному поведению у двух однояйцевых близнецов, но после перепроверки эксперимента в 1976 г. результат оказался отрицательным.[13] Впрочем, споры о генетическом происхождении гомосексуальности ведутся до сих пор и точных данных на этот счет пока нет. Здесь важно подчеркнуть то, что в любом случае, речь идет именно о склонности, предрасположенности, которое не всегда приводит к гомосексуальному поведению. Данные же той же АРА могут говорить о том, что при существующей [i]склонности[/i] к гомосексуальному поведению, формируется и [i]закрепляется[/i] оно уже при непосредственном общественном бытии человека. «(…) мы считаем, что главную роль в возникновении гомосексуальности играют постнатальные события, мы отнюдь не отвергаем возможность пренатальной запрограммированности», - также утверждали два известных американских сексолога У. Мастерс и В. Джонсон[14]. Но совершенно однозначно можно говорить о том, что любое упоминание о, якобы, постоянном и неподвижном проценте гомосексуалов (и прочих гендерквиров) это фальсификация. Учитывая то, что гендерная самоидентификация меняется, меняются сексуальные предпочтения, то гомосексуальное поведение в целом имеет свойство [i]распространяться[/i], при условии, что внутри общества [i]нет особых преград[/i] для его свободного распространения. Последние преграды (религиозная мораль, традиционная патриархальная семья и проч), которые объективно мешали капиталу, во-первых, были уничтожены вместе с появлением «массовой культуры» (родившейся одновременно с распространением средств массовой коммуникации и впитавшей в себя часть субкультур, в том числе и гей-культуру). Во-вторых, при помощи уже упомянутой гендерная теория (или же квир-теория), уничтожившая физиологическое и биологическое понимание пола. Хочется еще раз подчеркнуть роль массовой культуры в этом процессе. Масскульт, расширяясь и пытаясь охватить все, что можно (и все, что ему не может помешать) охватил и гомосексуализм, гей-культуру (существовавшую до этого нелегально, скрыто, являясь контркультурой – противопоставляющей себя господствующим в тогдашнем обществе общественным стереотипам). Как и всякая контркультура, гейкульт не покушался на суть системы, т.е. на эксплуатацию человека человеком, на частную собственность на средства производства. Гомосексуалам это было попросту [i]неинтересно[/i]. Гораздо больше их интересовал собственный образ жизни, их собственная субкультура, до момента впитывания ее масскультом бывшей закрытой и сектантской. Более того, основанной, фактически, на [i]унижении[/i] и эстетике садо-мазо. Кстати говоря, даже после перехода ЛГБТ под опеку крупного капитала, садо-мазо эстетика никуда не исчезла. Это выражение фетиша подчинения и доминирования, утверждающая и подчеркивающая доминантную роль одного партнера и пассивную роль другого. Отсюда и все эти БДСМ костюмы на гей-прайдах (парадах гордости принадлежности к этой субкультуре), болезненное подчеркивание принадлежности не просто к тусовке, а [i]к определенной половой роли[/i] (пассивной либо активной). Любой субкультуре, вообще говоря, свойственно именно подчеркивание принадлежности к ней, выпячивание «знаков». Так что при том, что гей-культура была успешно ассимилирована массовой культурой, ее атомизированный характер, болезненное возвеличивание, гордость за принадлежность к тусовке – остались на месте. Субкультурой была – субкультурой и осталась. Отсюда и вытекает часто кажущейся глупой и бесстыдной, высосанной из пальца, гордость членов ЛГБТ движений за то, что они вообще геи. Потому что это субкультура, а масскульт в целом – набор этих субкультур. Масскульту и буржуазии они нужны лишь для усиления процесса раздробления. Масскульт ретранслирует, выступает проводником общественной атомизации.

 Большую роль в этом сыграло и развитие порноиндустрии, сегодня уже фактически являющейся частью масскульта. На признание порнографии «как искусства» повлияла уже упомянутая «сексуальная революция». В самом начале своего пути порноиндустрия была вынуждена мириться с господствующей в США «пуританской» моралью, но, когда эти рамки были преодолены, порнобизнес встал в полный рост. Изначально он был представлен исключительно в виде эротических журналов, обслуживающих людей с различными сексуальными предпочтениями – Playboy, Penthouse и проч, но потом разросся и до порнофильмов (в полнометражном формате). С развитием средств массовой коммуникаций, появлением сперва кассетных видеомагнитофонов, а затем и интернета, росла и порноиндустрия, рос как [i]охват аудитории[/i], так и [i]сама аудитория[/i]. Это свидетельствует о проникновении капиталистических отношений даже в интимную сферу человека. Товарно-денежные отношения не просто подчинили себе межличностные, но и половые, интимные. Продвигаемая капиталистами сексуальная свобода на деле оказывается на деле тюрьмой для личности и ее свободного развития, она целиком [i]подчинена[/i] капиталу даже в самых интимных сферах бытия. Более того, она становится все менее интимной и все более отрывается от межполового [i]общения[/i]. Это и составляет гарантированные прибыли для порноиндустрии, им гораздо более выгоден чрезвычайно одинокий человек, склонный при этом к самым разнообразным сексуальным девиациям, удовлетворить которые, пока что, реальность не может. Благодаря порноиндустрии и развитию технологий теперь можно [i]продавать[/i] себя, не выходя за пределы собственного дома и даже не вступая в половой контакт. По сути, на [i]праве торговать собой[/i] и настаивают современные левые фрики, в т.ч. и феминистки третьей волны. Стремление же порноиндустрии, капитала охватить различные группы с различными сексуальными предпочтениями для наиболее полного охвата рынка, приводит к тому, что сексуальные перверсии продвигаются, [i]закрепляются[/i] даже в сознании более «традиционной» аудитории. Это механизм условно-рефлекторного научения, с помощью которого подобное поведение в сексуальной сфере ученые добились даже от подопытных животных. Включение порнографии в масскульт приводит еще и к массовому же [i]импринтингу[/i], то есть к выработке устойчивой условно-рефлекторной связи c разнообразными девиациями. Это опять-таки необходимо для капитала. Растет аудитория потребителей – растут и прибыли. Потребитель удерживается тем, что порноиндустрия [i]может[/i] удовлетворить его теряющие всякую связь с реальностью потребностью. Реальность не может. Разрыв с ней происходит на уровне потери здорового сексуального влечения, в пользу своего виртуального извращенного суррогата. Оторванный от реальности человек не сможет анализировать и решать реальные проблемы. Можно с абсолютно полной уверенностью говорить о том, что сегодня интимные отношения практически полностью подчинены законам рыночной экономики. Капитализм давно уже превратил их в товар, причем зачастую даже товар [i]виртуальный[/i]. Это очень похоже на своеобразную биржу, где акции традиционных сексуальных практик попросту обрушились, зато резко подскочили акции нестандартных. Именно этим можно объяснить растущую популярность сексуальных девиаций - всеобъемлющим господством товарно-денежных отношений, всеобщей товарностью. Тот же порнокапитал, к тому же еще и экономит на ресурсах, вновь подключая к порнобизнесу уже физически больных и искалеченных порноактеров, со специфическими заболеваниями - для специфической аудитории (наиболее часто встречающееся хроническое заболевание у порноактрис – пролапс прямой кишки, что, в свою очередь, породило целый порножанр. Этому посвящено крайне интересное интервью порноактрисы Шины Шоу[15]).

 То, что западные левые, не испытывая ни капли сомнения, угодили в расставленную для них буржуазией ловушку, само по себе не является удивительным открытием. История возникновения ЛГБТ движения довольно тесно связана с активностью «новых левых» в США конца 60-ых годов ХХ века. Современные их представители не просто не проанализировали свой прошедший этап, но умудрились еще сильнее увязнуть в болоте субъективного идеализма. Дальнейшее заигрывание с телесностью и сексуальностью привело к тому, что сегодня западные левые стали поводом для насмешек и издевательств. В свою очередь, это ведет к укреплению позиций их классовых и идейных оппонентов – представителей «новых правых». Называя левых «гомиками» и «SJW», ведя борьбу с «культурными марксизмом» (что само по себе полная глупость – субкультурные левые здесь только как марионетки в руках капитала, придумана та же самая гендерная теория вовсе не ими) «новые правые», зачастую, бьют в самые болезненные места. Левые первого мира дают лишь дополнительные поводы для критики, объявляя, например, «трансреволюцию (революцию транссексуалов). Силы реакции же, взамен крутят пальцем у виска и продолжают наступление. В этом плане можно считать весьма показательными прошедшие выборы президента США. Не задумываясь о сущности буржуазных выборов [i]вообще[/i], западные «левые=14.0pt» [i]принялись петь в унисон о том, [/i][i]что законным президентом должна быть Хиллари Клинтон![/i] Против избранного Трампа проходили уличные акции «протеста». Марши улыбчивых женщин с резиновыми вагинами на головах перемешивались с «трансреволюционерами», вопящими о том, что «правые идут, дабы уничтожить транссексуалов».

 Высосанная из пальца гендерная проблематика используется как средство отвлечения от реальных проблем и реальной борьбы. Гендерные и квир-теории это очередной «знак» протеста, абсолютно для капитала безопасный и даже наоборот – выгодный (помогающий и порноиндустрии и фармацевтическим корпорациям – продажа гормональных препаратов). То, что современные левые так охотно это приняли и совершенно не осмыслили опыт «новых левых» конца 60-ых годов, является самым явным доказательством того, что современное левое движение первого мира это, прежде всего, субкультура. С присущей для субкультуры четко очерченными границами дозволенного, подменой реальности на специфическую внутритусовочную бутафорию – отсюда и игра в протест или протест против того, что капиталом давно уже уничтожено – религиозная мораль, традиционные семьи и т.д. Приняв буржуазные цели и задачи они [i]стали агентами мирового транснационального капитала[/i]. Спонсирование финансовым спекулянтом Соросом ЛГБТ организаций по всему миру ни для кого не является секретом[16]. Есть ли лучшее доказательство того, что капиталисты заинтересованы в ЛГБТ-буме?

 Так, известное выражение «занимайтесь любовью, а не войной» сегодня переродилось в «занимайтесь мастурбацией и какими угодно извращениями, но не любовью и не войной». [i]Особенно[/i] против капитализма. Борьба с ним означает еще и борьбу с перверсиями, вызванными господствующими товарно-денежными отношениями.

 Это печальные уроки, которые, к сожалению, еще не усвоены в том числе и российскими левыми. Напротив, российские субкультурные левые проявляют потрясающее упорство и политическую недальновидность, со слепым восхищением перенимая у своих товарищей из первого мира «прогрессивные теории», как индейцы – бусы. Настоящая борьба может быть только классовой, направленной на [i]уничтожение[/i] класса эксплуататоров и экспроприацией средств производства, находящихся в их владении. Для этого необходима трезвая оценка происходящих событий, анализ, но сперва – выход из «левацкой» субкультуры, занятой созданием видимости антисистемного протеста.

 Это, однако, не означает, что необходимо объявить «охоту на ведьм» - на гомосексуалов и прочих гендерно-уникальных. Это также не означает, что необходимо требовать возвращение в общественный дискурс религиозной морали, давая тем самым карт-бланш в руки реакционным силам. Когда капитал почувствует для себя опасность, то он моментально перестанет играть в гендерные игрушки и содержать на свои деньги толпы «прогрессивно мыслящих» леваков. Он начнет их [i]физически уничтожать[/i], вместе с теми, от кого эти леваки в свое время отвернулись – [b]наемных рабочих[/b]. Более того, уставшее от пропаганды извращений население будет их в этом [i]поддерживать[/i]. Это только вопрос времени. Та самая «твердая рука», наводящая порядок в лучших традициях Пиночета, давящая набивших оскомину «гомиков» и всю их «красную» компанию. Что противопоставят в ответ левые поклонники ЛГБТ и вообще [i]смогут ли противопоставить хоть что-то[/i]? Зависимость от капитала левой протестной субкультуры, смешанной с ЛГБТ движением становится не только финансовой, но и [i]физиологической[/i] – гормональные препараты, хирургические операции для смены пола, в конце концов. Капитализм предоставляет им это, а в момент его кризиса, когда буржуазия от них отвернется в сторону сил фашистской реакции, они не будут воевать с капиталом. Они будут [i]вымаливать[/i] (не требовать!) привилегии у него, утекающие как песок сквозь пальцы.

 Это [b]не наши[/b] союзники. Это [b]не наши[/b] попутчики. Это оболваненные буржуазной пропагандой люди, лишенные классового сознания и отстраненные от реальных проблем (просто потому что их они не касаются), искалеченные (зачастую даже физически) капиталом, но, при этом, верные ему как ручные собачки породы чихуахуа, чья цель – подменять борьбу в реальности борьбой в виртуальностях [i]с виртуальными же проблемами[/i], которые касаются, в первую очередь [i]их самих[/i], то есть зажравшихся сытых яппи – [b]потребителей[/b]. Для того и нужны, для того и содержатся. Для того и [i]взращиваются[/i]. Для того и рассказывают детям в школах о гендерах и социально сконструированном поле. Нищему же рабочему, даже нетрадиционной сексуальной ориентации и в голову не придет бороться за право проведения гей-парада. Вопросы выживания и борьбы за свои права, как трудящегося, для него во сто крат важнее.

 Но тем не менее, борьба с одним только ЛГБТ – это [i]тоже подмена реальной борьбы, т.е. борьбы с первопричиной.[/i] Капитализм – вот причина, с ним и необходимо бороться, не вступая ни в какие союзы с теми же ЛГБТ-активистами или с ультраправыми силами реакции. Только смена формации, изменение базиса, может изменить и условия, надстройку – общественные отношения. Тогда исчезнут и все нездоровые проявления этих отношений.

 А тех, кто называет себя левым или марксистом, но главной проблемой считает права ЛГБТ – [b]необходимо[/b] высмеивать, критиковать и разоблачать как вольных или невольных агентов буржуазии.

[1] Билл Брюстер, Фрэнк Брутон «Прошлой ночью диджей спас мне жизнь: История диск жокея», глава 6. http://lib.rus.ec/b/222967/read
[2] Там же
[3] Там же
[4] queer | Definition of queer in English by Oxford Dictionaries
[5] Гендер | Словарь гендерных терминов
[6] Здесь и далее http://www.psy.msu.ru/people/ulanovsky/2009%20Ulanovsky%20Constructivism,%20%20radical%20…ctivism,%20social%20constructionism.pdf (Корни и ветви парадигмы конструктивизма)
[7] http://www.telegraph.co.uk/technology/facebook/10930654/Facebooks-71-gender-options-come-to-UK-users.html
[8] http://www.refnews.ru/service/43563/download/id/344390/name/SOCE-SOGI-APA-Handbook-Born-That-Way-Not-True-16-9-21-Haynes-Update-1.pdf
[9] Anal sphincter structure and function in homosexual males engaging in anoreceptive intercourse. - PubMed - NCBI
[10] https://riss.ru/demography/demography-news/33341/
[11] https://ru.wikipedia.org/wiki/Стоунволлские
%D0%B1%D1%83%D0%BD%D1%82%D1%8B
[12] ICD-10 Version:2016
[13] “Генетические факторы” - Гомосексуальность и бисексуальность. Основы сексологии. У.Мастерс, В.Джонсон, Р.Коллодни
[14] http://www.mariamm.ru/docprint.htm?id=575 (заключительные замечания о «причинах»)
[15] Extreme Anal Porn’s Shitty Consequences - VICE
[16] http://www.washingtontimes.com/news/2016/aug/11/george-soros-the-money-behind-the-transgender-move/