Почему верен лозунг "За 6-часовой рабочий день"? (Ответ "Политштурму")


(Serge) #1

«Почему верен лозунг «За 6 часовой рабочий день»»?

Совсем недавно товарищи из независимого коммунистического информационного ресурса «Политштурм» опубликовали заметку «Зачем буржуазии сокращение рабочего дня?» (https://politsturm.com/zachem-burzhuazii-sokrashhenie-rabochego-dnya/), где высказали своё отрицательное отношение к лозунгу РПР «За 6 часовой рабочий день». Я говорю лозунг РПР, отдавая должное авторам его, но защищать собираюсь не РПР, а верность лозунга.

Итак, начнём. Начинается заметка с таких предложений: «Относительно популярный ныне левый лозунг о сокращении рабочего дня наёмного работника (даже с учётом приставки к лозунгу «с сохранением заработной платы») является политически недальновидным даже в ближайшей исторической перспективе. Сегодня в наличии не имеется организованной общественной силы, со стороны самих трудящихся, которая способна удерживать это завоевание.»

Первое, что бросается в глаза это дележ шкуры не убитого медведя, потому как сокращение рабочего дня ещё не завоевано, а интеллигенция уже озаботилась вопросом как это завоевание сохранить. Мало найдётся тех, кто будет спорить, что нет той силы, которая способна сегодня сменить капитализм в России на социализм, так что ж нам теперь, исходя из логики «независимовцев политштурмовиков» отказаться от борьбы за социализм? Тогда это будет действительно «независимый информационный ресурс», только независим он от социализма.

Удивительно, что товарищи из «Политштурма» не поняли, что сначала нужно организовать рабочих для таких крупных завоеваний как сокращение рабочего дня, а потом эти организованные рабочие просто так не сдадут своих позиций. Совсем недавно, 29 октября, было 100-летие со дня введения 8-часового рабочего дня и поэтому не лишним было бы вспомнить ту власть, которая ввела этот 8-часовой рабочий день. А ввела его Советская власть после победы революции. Это ж какой «политически недальновидный» лозунг был, что в борьбе за него рабочий класс России совершил революцию. А сам лозунг мы впервые находим в ПСС В. И. Ленина в т.4 в «Предисловие к брошюре «Майские дни в Харькове»», датированной 1900 г. Цитата: «Требования об увеличении платы и об улучшении обращения могут быть предъявляемы (и должны быть предъявляемы) рабочими отдельных ремесел к их хозяевам; это – требования цеховые, требования отдельных разрядов рабочих. Требование же 8-часового рабочего дня есть требование всего пролетариата, обращенное не к отдельным хозяевам, а к государственной власти, как к представительнице всего современного общественного и политического строя, ко всему классу капиталистов, владеющих всеми средствами производства.»

Сдается нам, что «политштурмовики» Ленина-то и не читали, раз не знают, что борьба за сокращение рабочего дня объединяет всех рабочих отдельных разрядов в большой класс рабочих без всяких различий, толкает на осознание себя как класса и осознание своего действительного врага как класса капиталистов. Если не это есть внесение в пролетариат классового сознания тогда что, спросим мы у «политштурма»?

Ещё о «политической недальновидности» лозунга. Лозунги нужны, чтобы показать массам куда идти, за что бороться в данной конкретной обстановке и конкретных политических условиях. Вот что по этому поводу писал Ленин: «В рабочей части программы (8-часовой рабочий день и т. д.) никто не предлагает оговаривать особо и специально политических условий того или иного преобразования. Почему? Потому, что 8-часовой рабочий день и тому подобные реформы при всяких политических условиях неизбежно станут орудием движения вперед.» (ПСС, т. 13, «Доклад об объединительном съезде РСДРП»). У «Политштурма» что не выстрел, то мимо! Оказалось, единственное что «политически недальновидно», это сама заметка «политштурмовиков»!

Необходимость сокращения рабочего дня указал ещё автор «Капитала»: «Свобода в этой области может заключаться лишь в том, что коллективный человек, ассоциированные производители рационально регулируют этот свой обмен веществ с природой, ставят его под свой общий контроль, вместо того чтобы он господствовал над ними как слепая сила; совершают его с наименьшей затратой сил и при условиях, наиболее достойных их человеческой природы и адекватных ей. Но тем не менее это всё же остаётся царством необходимости. По ту сторону его начинается развитие человеческих сил, которое является самоцелью, истинное царство свободы, которое, однако, может расцвести лишь на этом царстве необходимости, как на своём базисе. Сокращение рабочего дня – основное условие.» (К. Маркс, «Капитал», т. III). Как ни странно в этом его поддержал экономист Джон Кейнс (John Maynard Keynes), в 1930 году предсказывающий, что в XXI веке благодаря техническому прогрессу люди смогут работать всего 15 часов в неделю. Думаю, Кейнса сложно заподозрить в симпатиях к рабочему классу, но, тем не менее, он видел в этом залог увеличения производительности труда, следовательно, развития производительных сил. С какой стороны ни глянь, а «Политштурм» везде реакционный ресурс.

Следующий доводы: "Исторически временное высвобождение общего для класса свободного времени наемного работника неизбежно оборачивается его потерей, совокупной потерей." И где хоть один исторический пример? И почему это вдруг было бы неизбежно? Сокращение рабочего дня до 8 часов привело к совокупной потере только после реставрации капитализма и полного отказа рабочего класса от своей борьбы т. е. сейчас.

Также Автор сетует на не актуальность данного вопроса, дескать это отвлекает трудящихся от необходимости "подготовки революционных кадров", но откуда у трудящихся должно появится время на подготовку к этой самой борьбе, если не через сокращение рабочего времени?
Последний довод звучит так: «Допускаем, что де-юре рабочий день уменьшается, тогда в действительности количество мест приложения рабочей силы капиталом никак не ограничено (до обеда в этом офисе или цеху поработал, а после обеда с тем же начальником, его представителем и другой фирмой в другом)». Во-первых в 19 веке, когда рабочий день сократили до 10 часов вместо 15, буржуазия пыталась повышением зарплаты уговорить рабочих подольше работать (I том «Капитала»), но удивительное дело рабочие отказались от таких предложений и предпочли работать меньше. Всё объясняется просто – работа высасывает из человека жизненные силы, и чем тяжелее и длиннее рабочий день, тем короче жизнь рабочего. Во-вторых если интеллигенты из «Политштурма» хоть раз бы отпахали смену в задымленном сварочном цеху и им подобным местам с тяжелым физическим трудом, они бы с удивлением обнаружили, что уже к 3 часам дня люди выдыхаются, устают и порой последние два часа смены производительность труда падает до совсем мизерных показателей. А когда работников вынуждают выйти в субботу, то в понедельник они нередко говорят, что совсем не отдохнули, а до следующих выходных ещё неделя.

Напоследок хотелось бы ещё привести такую цитату Владимира Ильича: «Неудивительно поэтому, что марксисты уже в 1908 году, как только выяснилось или стало выясняться, что перед нами некоторый новый, своеобразный период русской истории, поставили на очередь дня именно вопросы о социальной структуре власти, о перспективах и ликвидаторстве, указали неразрывную связь этих вопросов, подвергли их систематическому обсуждению. Далее, они не ограничились одним обсуждением – это было бы как раз литературщиной в плохом смысле слова, это было бы возможно только в дискуссионном кружке интеллигентов, не сознающих своей ответственности и беззаботных по части политики, – нет, они выработали точную формулировку результатов обсуждения, такую, которой бы мог руководиться не только член данного литературного кружка, не только человек, так или иначе связанный с известной интеллигентской категорией, а любой, всякий и каждый сознательный представитель класса, считающий марксизм своей идеологией. К концу 1908 года эта необходимая работа была закончена.

Спрашивается, как же отнеслись к этому оформленному ответу на «проклятые вопросы», к этому прямому и ясному изложению определенных взглядов те «идейные руководители», которые группируются вокруг изданий типа «Возрождения», «Жизни», «Дела Жизни», «Нашей Зари» и т. п., гг. Потресов и Мартов, Дан и Аксельрод, Левицкий и Мартынов? Они отнеслись именно не как политики, не как «идейные руководители», не как ответственные публицисты, а как литераторская категория, как кружок интеллигентов, как вольные стрелки вольных групп пишущей братии. Они снисходительно похихикали – в качестве людей, умеющих ценить моду и дух времени, установившиеся в либеральных салонах, – над этой устарелой, отжившей, чудаческой тягой к оформленным ответам на проклятые вопросы. К чему эта оформленность, когда можно писать где угодно, о чем угодно, что угодно, как угодно?» (ПСС, т. 20, «О социальной структуре власти, перспективах и ликвидаторстве»)

Так каков ваш, «политштурмовский» ясный ответ на проклятый российский вопрос «Что делать?» сегодня рабочим?


#2

Кстати, эта статья Политштурма, во-первых, не свежая, а старая (https://politsturm.com/zachem-burzhuazii-sokrashhenie-rabochego-dnya/) - Дек. 12, 2017. Во-вторых, она лишь перепост с ЖЖ бескоммовцев (Зачем буржуазии сокращение рабочего дня?: beskomm) - 2017/11/15 от автора Лаврентия И.

В качестве аргументации против лозунга “За шестичасовой раб. день” автор приводит статью Энгельса 1850 г. (Вопрос о десятичасовом рабочем дне. Ф. Энгельс (7 том, ПСС 2 издание, 238 с.). Если внимательно прочитать статью, особенно три вывода в конце её, то статья становится как раз аргументом против самого автора. Приведу выдержку:

"Но пусть билль о десятичасовом рабочем дне больше не существует, рабочий класс все же останется в выигрыше в этом деле. Рабочих не должно смутить кратковременное ликование фабрикантов, в конечном счете ликовать будут рабочие, а фабриканты будут плакать. И вот почему.

Во-первых. Время и усилия, тратившиеся столько лет на агитацию за билль о десятичасовом рабочем дне, не пропали даром, хотя их непосредственные результаты сведены на нет. Участие в этой агитации дало рабочим могущественное средство для ознакомления друг с другом, для уразумения своего положения в обществе и своих интересов, для собственной организации и для осознания своей силы. Рабочий, прошедший через эту агитацию, уже не тот, каким он был до того; и весь рабочий класс в целом, пройдя через нее, сделался в сто раз более сильным, более просвещенным и лучше — организованным, чем он был раньше. Он был скоплением одиночек, не знавших Друг друга, не связанных никакими общими узами; теперь он стал могущественным и сознающим свою силу единым целым [body], которое уже признано как «четвертое сословие», и скоро станет первым.

Во-вторых. Рабочий класс убедился на опыте, что никакое прочное улучшение его положения не может быть добыто для него другими, но что он сам должен добыть его, прежде всего посредством завоевания политической власти. Рабочие должны теперь понять, что им никогда не будет обеспечено улучшение их социального положения, пока они не добьются всеобщего избирательного права, которое даст им возможность провести рабочее большинство в палату общин. С этой точки зрения прекращение действия билля о десятичасовом рабочем дне принесет огромную пользу демократическому движению.

В-третьих. Фактическая отмена закона 1847 г. вовлечет фабрикантов в такую лихорадку перепроизводства, что кризисы последуют один за другим и что очень скоро все средства и ресурсы современной системы будут исчерпаны и сделают неизбежной революцию, которая быстро приведет к политическому и социальному господству пролетариев, преобразуя общество гораздо более коренным образом, чем революции 1793 и 1848 годов. Мы уже видели, что существующий общественный строй неразрывно связан с господством промышленных капиталистов и что это господство зависит в свою очередь от возможности непрерывного расширения производства при одновременном снижении его издержек. Но это расширение производства имеет известный предел: оно не может выйти из рамок существующих рынков. Когда это происходит, возникает кризис, влекущий за собой разорение, банкротство и нищету. Было немало таких кризисов, с которыми до сих пор благополучно справлялись благодаря открытию новых рынков (китайского в 1842 г.) или лучшему освоению старых и посредством снижения издержек производства (например, посредством введения свободной торговли хлебом). Но и это имеет свой предел. Новых рынков теперь уже не откроешь, а для дальнейшего снижения заработной платы остается только одно средство — радикальная финансовая реформа и сокращение налогов путем аннулирования национального долга. А если у фритредерских фабрикантов не хватит мужества пойти до конца по этому пути или же если это временное средство тоже в известный момент будет исчерпано, ну, тогда их ждет гибель от избытка. Ведь ясно, что без возможности дальнейшего расширения рынков при системе, которая требует непрерывного расширения производства, господству фабрикантов наступает конец. Что же будет дальше? «Всеобщее разорение и хаос», — говорят фритредеры. Социальная революция и господство пролетариата, — утверждаем мы."


(Serge) #3

Копилка доводов в поддержку лозунга “За 6-часовой рабочий с сохранением уровня заработной платы” пополнилась, спасибо!


(Антон) #4

О критике статьи Политштурма «Зачем буржуазии сокращение рабочего дня?»

Критик статьи приводит такие цитаты Ленина, отстаивая необходимость существования требования о сокращении рабочего дня в текущих социально-экономических и политических условиях:

«…… А сам лозунг мы впервые находим в ПСС В. И. Ленина в т.4 в «Предисловие к брошюре «Майские дни в Харькове»», датированной 1900 г. Цитата: «Требования об увеличении платы и об улучшении обращения могут быть предъявляемы (и должны быть предъявляемы) рабочими отдельных ремесел к их хозяевам; это – требования цеховые, требования отдельных разрядов рабочих. Требование же 8-часового рабочего дня есть требование всего пролетариата, обращенное не к отдельным хозяевам, а к государственной власти, как к представительнице всего современного общественного и политического строя, ко всему классу капиталистов, владеющих всеми средствами производства».

А вот этот же отрывок в контексте:

«Возьмем, напр., требования рабочих железнодорожных мастерских: из 14 требований 11 представляют из себя требования отдельных мелких улучшений, вполне достижимых и при современных политических порядках: увеличение платы, сокращение рабочего времени, устранение злоупотреблений. Наряду с этими требованиями, как бы совершенно однородные с ними, стоят три такие требования: 4) ввести 8-часовой рабочий день; 7) гарантировать неприкосновенность личности рабочих после майских событий; 10) учредить комиссию из рабочих и администрации для разбора всяких недоразумений между обеими сторонами. Первое из этих требований (п. 4) есть общее требование всемирного пролетариата; выставление этого требования указывает, по-видимому, на то, что передовые харьковские рабочие понимают свою солидарность со всемирным социалистическим рабочим движением. Но именно поэтому подобное требование не следует ставить в числе частных требований, между требованиями, чтобы мастера лучше обращались и чтобы плату повысили на 10 процентов. Требования об увеличении платы и об улучшении обращения могут быть предъявляемы (и должны быть предъявляемы) рабочими отдельных ремесл к их хозяевам; это — требования цеховые, требования отдельных разрядов рабочих. Требование же 8-часового рабочего дня есть требование всего пролетариата, обращенное не к отдельным хозяевам, а к государственной власти, как к представительнице всего современного общественного и политического строя, ко всему классу капиталистов, владеющих всеми средствами производства. Требование 8-часового рабочего дня приобрело особое значение: оно есть заявление солидарности с международным социалистическим движением. Мы должны позаботиться о том, чтобы рабочие сознали эту разницу, чтобы они не сводили требование 8-часового рабочего дня на уровень такого же требования, как требование бесплатных билетов или удаление сторожа. В течение всего года рабочие то здесь, то там предъявляют постоянно различные частные требования хозяевам и борются за них: помогая этой борьбе, социалисты должны всегда указывать на ее связь с борьбой пролетариата всех стран за свое освобождение. И день первого мая должен быть днем торжественного заявления того, что рабочие сознают эту связь и решительно примыкают к этой борьбе».

Во-первых, Ленин выделяет требование 8-часового дня, указывая на его особое и главное значение - заявление солидарности с международным социалистическим движением. Говорит, что нельзя, сводить это требование к уровню требований «бесплатных билетов или удаления сторожа». Т.е. нельзя просто выдвигать это требование, как отдельное, вполне достижимое при современных политических порядках!
И во-вторых, слова - «…Требование же 8-часового рабочего дня есть требование всего пролетариата, обращенное не к отдельным хозяевам, а к государственной власти, как к представительнице всего современного общественного и политического строя, ко всему классу капиталистов, владеющих всеми средствами производства.» - подразумевают именно одновременное выставление этого требования пролетариатом классу буржуазии. А в какой момент это требование может иметь силу и удовлетвориться? Только в момент близкий к революционной ситуации.

Далее критик пишет следующее:
«Ещё о «политической недальновидности» лозунга. Лозунги нужны, чтобы показать массам куда идти, за что бороться в данной конкретной обстановке и конкретных политических условиях. Вот что по этому поводу писал Ленин: «В рабочей части программы (8-часовой рабочий день и т. д.) никто не предлагает оговаривать особо и специально политических условий того или иного преобразования. Почему? Потому, что 8-часовой рабочий день и тому подобные реформы при всяких политических условиях неизбежно станут орудием движения вперед.» (ПСС, т. 13, «Доклад об объединительном съезде РСДРП»).»

Т.е. критик, сам говорит о необходимости того, что надо учитывать конкретную обстановку и конкретные политические условия, и в то же время приводит пример программы, которая была составлена во время феодального строя, к тому же «Доклад об объединительном съезде РСДРП» был написан во время революции 1905-1907г. (май 1906 г.). Сопоставимы ли условия труда рабочих тех времен и сегодняшних? Сопоставимы ли производственные отношения тех времен и сегодняшнего капитализма?
Сопоставим ли уровень угнетения и эксплуатации трудящихся тогда и сегодня? Насколько близко была ситуация к революционной тогда и насколько она близка сегодня?

Также он критикует текст статьи:
«Следующие доводы: "Исторически временное высвобождение общего для класса свободного времени наемного работника неизбежно оборачивается его потерей, совокупной потерей." И где хоть один исторический пример? И почему это вдруг было бы неизбежно? Сокращение рабочего дня до 8 часов привело к совокупной потере только после реставрации капитализма и полного отказа рабочего класса от своей борьбы т. е. сейчас.»

Тут критик противоречит сам себе, ибо сам в этих своих словах признает, что сокращение рабочего дня при капитализме приводит к совокупной потере!

Еще хотелось подвергнуть критике вот это:

«Удивительно, что товарищи из «Политштурма» не поняли, что сначала нужно организовать рабочих для таких крупных завоеваний как сокращение рабочего дня, а потом эти организованные рабочие просто так не сдадут своих позиций. Совсем недавно, 29 октября, было 100-летие со дня введения 8-часового рабочего дня и поэтому не лишним было бы вспомнить ту власть, которая ввела этот 8-часовой рабочий день. А ввела его Советская власть после победы революции. Это ж какой «политически недальновидный» лозунг был, что в борьбе за него рабочий класс России совершил революцию».

А мне кажется, что, тут нужно обратить внимание, именно на то, что 8-часовой рабочий день был введен именно ПОСЛЕ победы Революции!

И лично считаю что, требование о сокращении рабочего дня имеет место быть при серьезнейшей эксплуатации и гнете (выше, чем сейчас), и в момент близкий к революционной ситуации, и выдвигаться в трудящиеся массы оно должно – как неизбежное следствие победы соц. революции.

Те же, кто хотят реализовать его до победы соц. революции, вполне могут заслужить похвалу буржуазии, характер и причины этой похвалы описал Ленин в том же докладе об объединительном съезде РСДРП в 1906 г.

«Плеханову отвечали на это представитель польской социал-демократической партии и я. Мы оба указали, что Плеханов не прав. Не за теорию только хвалила Бернштейна буржуазия, и даже собственно вовсе не за теорию. Буржуазии плевать на все теории. Буржуазия хвалила немецких с.-д. правого крыла за то, что они указывали иную тактику. За тактику хвалили их. За тактику реформистов в отличие от тактики революционной. За признание главной или почти единственной борьбой — борьбы легальной, парламентской, реформистской. За стремление превратить социал-демократию в партию демократически-социальных реформ. Вот за что хвалили Бернштейна. Его хвалили буржуа за притупление противоречий между трудом и капиталом в эпоху накануне социалистической революции. Плеханова хвалит буржуазия за притупление противоречий между революционным народом и самодержавием в эпоху революции буржуазно-демократической. Плеханова хвалят за признание главной формой борьбы — борьбы «парламентской», за осуждение октябрьско-декабрьской борьбы и особенно вооруженного восстания. Плеханова хвалят за то, что он стал в вопросах современной тактики вождем правого крыла с.-д.»

Считаю, что всем нам нужно серьезно подумать, над следующими вопросами:

На деле сокращение рабочего дня (с сохранением уровня ЗП) - принесет ли пользу рабочему классу? (т.е. высвободится ли время у трудящихся? Используют ли они его для просвещения и приобретения классового сознания?) Не приведет ли это к снижению обострения классовых противоречий? Нужно ли нам это? Т.е. какое условие, из двух последующих, для нас благоприятней, в данный момент времени, для выполнения текущей цели - (подготовка революционных кадров). Первое условие (когда реализуется принцип - "чем хуже, тем лучше", когда рабочий день удлиняется, гнет трудящихся усиливается) - заставляет рабочих внимательно слушать, искать пути решения проблем, тем самым приводя в наши ряды. Второе условие (когда рабочий день сокращается, ЗП не падают или даже растут) - несколько снижает гнет рабочего класса (но мы понимаем это может быть только временное явление), снижает уровень обострения классовых противоречий, стабилизирует капитализм, дает буржуям время для передышки и работы над ошибками. В то же время это второе условие дает время и нам для развития в трудящихся классового сознания.


(Александра А Драницына) #5

Требование 6-ти часового рабочего дня устарело! Оценки необходимого труда - 2 часа. Нужно 2 часа и требовать. А лучше внедрять самим.


(Drahtigel) #6

Каким образом Вы собираетесь это в кап. государстве то внедрять?


(Serge) #7

Это действительно революционное требование


(Александра А Драницына) #8

Если вы представляете себе, какая организация труда должна получиться в итоге, вы легко подберете разные варианты, как внедрять.