Труд и стоимость

«Стоимость [Wertgegenstandlichkeit] товаров
тем отличается от вдовицы Куикли,
что не знаешь, как за неё взяться»
[1].

Среди сторонников трудовой теории стоимости не утихают споры вокруг стоимости и труда, который её создаёт. Более того, дискуссии на эту тему принимают совершенно непримиримый характер. И это связано, в первую очередь, с тем, что общественный труд на протяжении последних ста - ста пятидесяти лет, а особенно в последние несколько десятилетий развития претерпел значительные изменения, обусловленные бурным ростом производительной силы труда и углублением его специализации в общественном производстве. Общественное разделение труда в наше время достигло таких форм, которые не описаны классиками, которые ещё только предстоит исследовать современным теоретикам. Чтобы приступить к решению данной проблемы, необходимо проанализировать ключевое, на наш взгляд, противоречие в этом пункте, а именно, рассмотреть две стороны труда - труд физический и труд умственный, потому что «разделение труда становится действительным разделением лишь с того момента, когда появляется разделение материального и духовного труда» [2].
Зададимся вопросом, являются ли физический и умственный труд одним и тем же трудом? Очевидно, нет. С другой стороны, совершенно ясно, что невозможно трудиться физически, не прилагая при этом мыслительных усилий, а так же и любая интеллектуальная деятельность в той или иной мере предполагает некоторую физическую нагрузку, хотя бы и в самом ничтожном количестве. Исследования советских физиологов А.С. Егорова и В.П. Загрядского показывают, например, что при уборке, мытье полов и вытирании пыли человек загружен умственной деятельностью на 0,9 %, при работе на станке - на 25 %, при управлении автомашиной в малонаселённых местах - на 35 %, а при печатании на пищущей машинке - на 73 % [3]. О чём говорят такие данные? О том, что трудовые процессы лишь условно можно разделить на физические и умственные. Таким образом, всегда нужно иметь ввиду, что труд может быть лишь преимущественно физическим и преимущественно умственным, даже если говорить о них как о противоположностях. Степень вовлечённости в трудовую деятельность мышц, связок, скелета - с одной стороны, и мышления человека - с другой стороны, определяет сам характер труда, выделяет в нём либо физическую грань, либо умственную. Кроме того, труд всегда связан с теми или иными эмоциональными переживаниями, которые способны влиять на выносливость трудящегося. Но эмоции мы отложим в сторону, поскольку они лишь могут придать некоторую форму, окраску труду, существенно не меняя его содержательную часть.
Если любой труд есть одновременно физический и умственный, а различен лишь их вклад в окончательный результат труда, то, по всей видимости, они как-то связаны друг с другом и должны взаимовлиять друг на друга. Итальянский физиолог Анджело Моссо ещё в конце 19-го века (1893) с помощью эргографа определил, что после лекции у профессора мышечная сила руки уменьшается на 20 %. У студента, потратившего на экзамен 3 часа своей жизни, мышечная сила падает в 4 раза [4]. Но и физические нагрузки, в свою очередь, приводя организм к физическому утомлению, снижают продуктивность умственного труда.
Итак, труд есть единство своих моментов - физического и умственного труда. Но в чём же всё-таки их принципиальное различие? Советский и российский эндокринолог В.И. Кандрор (1970) показывает необходимость в любом виде труда выделять энергетическую и информационную составляющие трудового процесса [4]. Именно они и являются в действительности теми качественными характеристиками, которые разделяют физический и умственный труд на две противоположности в составе единого труда. Если физический труд всецело сопровождается затратой энергии и приводит к физической усталости, то интеллектуальная деятельность не требует таких же больших затрат энергии, и утомление при умственной работе чаще всего выражается в информационной перегруженности, а не в болях в мышцах. Кроме того, и это существенно важно, мышечное утомление можно количественно измерить. Физический труд может осуществляться только до тех пор, пока не наступило мышечное утомление, после чего сама способность к труду физически прекращается или почти прекращается. С умственным утомлением картина качественно иная. Сверхважность решаемой задачи заставляет человека преодолевать умственное утомление, что может даже приводить к бессонной ночи и продолжению интеллектуального труда в нерабочее время. Порой идея, захватившая ум творческого человека, не даёт ему покоя и во сне. Если наёмный рабочий физического труда не владеет средствами производства, то у наёмного работника умственного труда его “основное средство производства” - опыт предыдущей практической деятельности - всегда с собой. Физический труд можно произвольно прекратить. Но нет предела умственному труду, тем более, если его результат очень значим для человека.
Причиной углубления общественного разделения труда является постоянный рост производительной силы труда и производительности труда в целом. По данным американского экономиста Питера Друкера «в ХХ веке самым важным… достижением… было повышение в 50 раз производительности физического труда на производственных предприятиях» [5]. И как следствие, на сегодняшний день работники умственного труда уже становятся довольно значительной частью среди всех наёмных трудящихся в развитых странах, чего не наблюдалось во времена столетней давности. Попробуем разобраться, от чего зависит производительность физического и интеллектуального труда.
Принципы повышения производительности физического труда (принципы Тейлора) [5]:
1. Постановка цели и задач труда.
2. Анализ движений, необходимых для выполнения труда. Замеры времени для осуществления этих движений.
3. Устранение лишних движений.
4. Эффективное соединение необходимых движений так, чтобы требовалось минимум физических и умственных усилий за наименьшее время.
5. Усовершенствование орудий труда.
Факторы производительности работника умственного труда (по П. Друкеру) [5]:
«1. Производительность работника умственного труда требует чёткого ответа на вопрос: “В чём заключается производственное задание?”
2. Ответственность за производительность целиком возлагается на самого работника. Работники умственного труда должны сами собой управлять (они, так сказать, сами себе менеджеры). Им необходима независимость.
3. Непрерывная инновационная деятельность должна стать неотъемлемой частью умственной работы и включаться в производственное задание работника умственного труда; он должен отвечать за внедрение нововведений.
4. Работнику умственного труда надо, с одной стороны, постоянно учиться, а с другой - постоянно учить.
5. Производительность работника умственного труда не измеряется количеством или объёмом - во всяком случае, это далеко не самый главный показатель. Зато качеству придаётся огромное значение».
Как несложно заметить, требования, предъявляемые к производительности физического и умственного труда в общем и целом прямо противоположны. Особое внимание следует уделить пятому фактору производительности работника умственного труда. Если затраты физического труда и его результат вполне поддаются количественному измерению, то с умственным трудом в этом отношении гораздо сложнее. Объективно оценить то рабочее время, в течение которого интеллектуально трудится работник, не представляется возможным по той простой причине, как уже было сказано выше, что этот труд фактически не имеет предела, нельзя заставить мышление прекратить работу, особенно если решение поставленной задачи в высшей степени важно для человека. И если результат физического труда всегда чувственно дан, количественно всегда может быть определён, то в случае с продуктом труда интеллекта «качество - это и есть конечный продукт умственного труда» [5]. Но это качество ещё должно быть воплощено либо в вещественном продукте (чертёж, книга, картина, скульптура, фильм, программа на диске и т.п.), либо явлено в живом исполнении трудящегося (лечение, урок, стрижка, пение, игра актёра и пр.).
Поскольку речь зашла об измерении затрат труда и его результата, то необходимо определиться с используемыми категориями. Гегель выделяет три ступени, формы бытия [6]:
«Качество есть в первую очередь тождественная с бытием определённость, так что нечто перестаёт быть тем, что оно есть, когда оно теряет своё качество».
«Количество есть, напротив, внешняя бытию, безразличная для него определённость».
«Мера есть единство первых двух, качественное количество. Все вещи имеют свою меру, т.е. количественную определённость…»
Каким образом труд вообще создаёт качество и почему умственный труд создаёт исключительно качество? Сначала посмотрим, какова роль качества в физическом труде. Совершенно очевидно, что мышечная деятельность, будь это грубый труд грузчика или филигранная техника ювелира, требует определённого качества исполнения. Но это качество имеет заранее данный стандарт, оно регламентировано требованиями контроля качества. Этот стандарт качества выработан практикой использования современного оборудования и технологий. Контроль качества в производстве обеспечивает соблюдение нижней планки качества, сведение количества бракованной продукции к минимуму. Следовательно, физический труд производит не просто некоторое количество продукции, но он производит продукцию соответствующего стандарту определённого качества, или другими словами, физический труд производит качественное количество, меру. Поэтому продукт физического труда вполне доступен для измерения. Затраты физического труда на производство материального продукта определяются общественно необходимым рабочим временем, которое и есть мера стоимости товара.
Обращаясь к рассмотрению умственного труда, отметим, что в основной массе работ, связанных с интеллектуальным трудом, качество не бывает минимальным и регламентированным. Его ещё только предстоит определить перед началом работы, а чаще всего качество определяется уже в самом процессе умственного труда. И что получится в результате, порой не знает и сам работник, приступая к выполнению работы. Если рабочий сферы материального производства должен понять, как он будет выполнять задание, чтобы произвести качественное количество, то работник умственного труда должен понять, что он будет выполнять, какое качество от него требуется. Продукт интеллектуального труда всегда создаётся в единственном экземпляре, это всегда штучный продукт. Нет никакой необходимости программисту несколько раз писать один и тот же код, писателю - одну и ту же книгу, врачу - лечить уже вылеченного человека, преподавателю - читать два раза подряд одну и ту же лекцию одним и тем же студентам и т.п. Значит, как правило, умственный труд создаёт такой продукт, который не имеет меры, его нельзя количественно определить. Поскольку сам умственный труд не имеет предела, постольку он не может произвести количество, меру, и его продукт не может быть измерен количественно, этот продукт не имеет количественной определённости. Соответственно, общественно необходимым рабочим временем затраты умственного труда невозможно измерить, каждый продукт умственного труда лишь постфактум можно соотнести с некоторым количеством рабочего времени. Но это индивидуальные затраты труда, которые каждый раз определяются лишь по окончании процесса умственного труда с выходом продукта труда. Даже если в рамках буржуазного общества, допустим, писатель имеет договор с издательством, по которому обязуется раз в полгода написать книгу, то это не означает, что он заранее знает, сколько времени он будет писать книгу в действительности. Он может её написать за неделю, если придёт вдохновение, и потом отдыхать оставшиеся полгода. А может так и не написать за полгода, если муза не посетит. Тогда придётся что-то доставать из стола, что не было издано прежде. Таким образом, к умственному труду невозможно подойти с мерками абстрактно человеческого труда. Продукт умственного труда нельзя измерить общественно необходимым рабочим временем, и значит, объективно такой продукт не содержит в самом себе стоимости.
Но что же такое стоимость? Карл Маркс пишет об этом в первом томе «Капитала» следующее: «Так как относительная форма стоимости товара, например холста, выражает его стоимостное бытие как нечто совершенно отличное от его тела и свойств последнего, например как нечто «сюртукоподобное», то уже само это выражение указывает, на то, что за ним скрывается некоторое общественное отношение» [1]. Итак, стоимость есть общественное отношение. Но только ли? Обратимся к другой формулировке классика из этого же труда: «Насколько важно для познания стоимости вообще рассматривать её просто как застывшее рабочее время, просто как овеществлённый труд, настолько же важно для познания прибавочной стоимости рассматривать её просто как застывшее прибавочное время, просто как овеществлённый прибавочный труд» [1]. То есть, хотя стоимость в себе и не содержит ни одного атома вещества, тем не менее, стоимость всегда есть овеществлённый, прошлый, мёртвый труд. Хотя стоимость сама по себе есть идеальное содержание, но это содержание должно принять материальную форму, и только тогда стоимость становится действительно существующей. «Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности» [1]. Товар есть материальный предмет, внешний по отношению к человеку, он есть единство потребительной стоимости и стоимости. Таким образом, стоимость следует определять как овеществлённое общественное отношение, мерой которого служит общественно необходимое рабочее время.
Даже буржуазная экономическая мысль приходит к заключению о невозможности измерить производительность умственного труда при всём наличии такого желания:
«Можно ли измерить производительность умственного труда? Или она совершенно “неосязаема”? Именно проблема измерения этого вида производительности станет центральной для менеджмента, инвесторов, рынков капитала. Что означает “капитализм” в условиях господства знания - только лишь деньги или нечто большее? И что означает “свободный рынок”, когда подлинным капиталом становятся работники умственного труда, ибо только они владеют знаниями? Работников умственного труда нельзя ни купить, ни продать. Компания не может получить их в результате слияния или приобретения другой компании. Получается, что, представляя собой самую большую “ценность”, работники умственного труда не имеют “рыночной стоимости”, а это означает, что они, конечно же, никоим образом не подпадают под определение “капитала”» [5].
Капитал прилагает огромные усилия, чтобы загнать умственный труд в количественные рамки, пытаясь “выжать из него стоимость”, ограничивая интеллект рабочим временем и сроками сдачи результата. Но сама человеческая природа одарила человека внутренней свободой интеллектуального труда, свободой творчества, которую невозможно отнять.
Если умственный труд не создаёт стоимости, то почему же тогда становится возможным обменивать результат такого труда на результат другого труда или на деньги как всеобщий эквивалент стоимости? Ведь обмен в капиталистическом обществе производится всегда по закону стоимости. Дело всё в том, что благодаря высокой производительной силе труда тот избыток стоимости, который создан в сфере материального производства и накоплен в обществе, позволяет существовать и умственным видам труда. Полезный эффект умственного труда как потребительная стоимость находится в единстве не со своей собственной стоимостью, которая и не может быть создана умственным трудом, а со стоимостью уже созданной в сфере материального производства общества, с той частью избытка стоимости, которой общество готово поделиться с работниками умственного труда, если их труд полезен для общества. Интеллектуальный труд не создаёт стоимость, а наоборот, расходует её. В общественном производстве он является в действительности издержками производства, а не процессом создания стоимости, минусом, а не плюсом к сумме общественного материального богатства. Но это ни в коей мере не уничижает работников умственного труда, напротив, возвышает их, так как показывает, насколько важен их труд для общества, раз оно готово расстаться с излишками своего материального богатства ради получения полезного эффекта от их труда.
Интеллигенция, интеллектуалы, работники умственного труда - это важнейшая часть общества в современном мире, они есть мозг общественного организма. Но руками этого организма являются пролетарии физического труда, непосредственно создающие всё материальное богатство общества. Поэтому, как и сто лет назад, главной движущей силой в деле освобождения труда следует признать пролетариев материальной сферы производства - рабочий класс.

Список литературы.

  1. Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения, издание второе, том 3. М., 1955.
  2. Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения, издание второе, том 23. М., 1960.
  3. Егоров А.С., Загрядский В.П. Психофизиология умственного труда. Л., 1973.
  4. Dendrit. Физиология умственного и физического труда.
  5. Друкер Питер Ф. Задачи менеджмента в XXI веке. М., 2004.
  6. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук, том 1. М., 1974.